Бизнес и государство гадают, какие рабочие места нужны России
28.06.2016 1011 Просмотров

Бизнес и государство гадают, какие рабочие места нужны России

Столыпинский клуб и «Деловая Россия» совместно с Федеральной налоговой службой разработали новую методику подсчета высокопроизводительных рабочих мест, сообщил в понедельник 27 июня уполномоченный по делам предпринимателей Борис Титов на неформальной встрече с журналистами. В отличие от методики Росстата, в основе нового механизма лежит не размер заработной платы, а показатель добавленной стоимости или выручки на одного работника в случае применения специальных налоговых режимов.

Плюс или минус?

Зарплата зависит не только от производительности труда, но и от общей ситуации в экономике. Например, сейчас, в кризис, она снижается, но это вовсе не означает, что люди стали хуже работать, поясняют авторы инициативы. С другой стороны, высокая зарплата далеко не всегда свидетельствует о высокой производительности труда, особенно в сырьевой экономике. А новая методика, по словам руководителя Экспертного клуба бизнес-омбудсмена Анастасии Алехнович, показывает абсолютно реальные осязаемые цифры с раскладкой по отраслям и регионам.

Так, в 2015 году, согласно данным Росстата, вслед за падением зарплат резко снизилось и количество высокопроизводительных рабочих мест — на 1,5 миллиона. И это несмотря на общее увеличение рабочих мест за счет Крыма и Севастополя. А расчеты на основе добавленной стоимости/дохода показали, наоборот, увеличение количества высокопроизводительных рабочих мест почти на один миллион. Всего же за четыре года (2011−2015) их стало больше на 2,6 млн, или на 20,5%, невзирая на кризис.

Всего на данный момент таких мест насчитывается 15 млн 328 тысяч. Из них четверть приходится на обрабатывающие производства. Именно в этой отрасли наблюдался максимальный абсолютный прирост высокопроизводительных рабочих мест: 50% всего количества новых рабочих мест было создано в обрабатывающей промышленности, несмотря на общее снижение рабочих мест в экономике. Их количество сократилось примерно на 10%, или на 6 миллионов — до 61 миллиона 93 тысяч. «Эти люди сейчас на теневом рынке или уже живут ниже уровня прожиточного минимума», — отметил Борис Титов.

Бизнес-омбудсмен также напомнил, что по уровню производительности Россия по-прежнему отстает от наиболее развитых стран, хотя бизнес продемонстрировал способность даже в кризис оптимизировать производство. Достичь показателя в 25 млн высокопроизводительных рабочих мест абсолютно реально, если государство создаст необходимые условия, считает уполномоченный.

Соответствующие условия прописаны в программе «Экономика роста», разработанной тем же Столыпинским клубом и «Деловой Россией». Создание высокопроизводительных рабочих мест — ее главный KPI.

Растущей экономике и санкции не помеха

Программа была презентована в октябре 2015 года и вызвала большой общественный резонанс — прежде всего, предложением провести количественное смягчение по-русски путем целевой денежно-кредитной эмиссии. Но эмиссия — лишь маленький кусочек общей мозаики, и его нельзя рассматривать отдельно, подчеркнул один из авторов программы, завотделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин.

Среди других кусочков этой мозаики — реструктуризация банковской системы и институтов развития, налоговые реформы в пользу бизнеса и кардинальное снижение административного давления на него, искусственное сдерживание эффективного курса рубля на слегка заниженном уровне и ограничение роста тарифов естественных монополий. Реализация этих и другие предложений, которые содержатся в программе, по мнению авторов, приведет к долгожданной диверсификации и устойчивому росту российской экономики. А при растущей экономике даже санкции не отпугнут потенциальных инвесторов.

«Эта политика замораживает конфликты. Она объективно является воронкой, в которую входят иностранные инвестиции», — говорит Яков Миркин. В качестве примера он приводит Китай и Советский Союз. Прибалтика никогда не признавалась частью СССР, всегда был этот конфликт — тем ни менее, с СССР имели дело, были инвестиции, был значительный объем отношений.

По словам эксперта, в 1945 году никто не мог предсказать любовь к Германии со стороны Чехии и Польши и страстное желание объединиться. При этом до сих пор сохраняются потенциально огромные территориальные конфликты между этими странами, а также между Германией и Францией, что не мешает им всем пребывать в рамках Евросоюза.

«Рост, развитие способны сами по себе конфликты решить, — уверен Миркин. — Поэтому базовая идея — замораживание конфликтов, ослабление санкций по факту при выходе на рост, и когда-то в будущем — решение всех этих проблем через рыночную интеграцию».

А вот ждать ослабления санкций в результате Brexit не стоит, считает он. Хотя сам по себе этот процесс вносит высокую неопределенность на мировые рынки, которые просто не могли учесть масштаба политического кризиса в Великобритании. С вероятностью 65−70% в ближайшем будущем реакцией на событие будет «волатильность по нисходящей», полагает эксперт. «Но с вероятностью 30−35%, соответственно, мы увидим то, что называется цепная реакция системного риска с выходом на новый финансовый шок или, вполне может быть, даже новый кризис», — добавляет он.

Brexit под вопросом

Говоря о возможном развале Евросоюза, аналитик напоминает, что и Солнце может потухнуть, но все же дает 95% на то, что ЕС сохранится, хотя процедура выхода Британии будет очень тяжелой. «Сохранятся очень полные многосторонние отношения Евросоюза с Великобританией, точно так же, как это происходит со Швейцарией, которая не является членом ЕС, или с Норвегией. Весь объем этих отношений обязательно сохранится, — говорит Миркин. — Единственная интересная ситуация, может быть, с высокими рисками — это Шотландия. Здесь есть такой флер неизвестности: что она будет делать»?

Борис Титов, в свою очередь, выразил серьезные сомнения в том, что Brexit вообще состоится. «Просто сейчас все так напуганы и настолько маленький перевес, что Англия будет пытаться передоговориться, пересогласовать эту позицию. Я думаю, если сейчас англичанам дать возможность заново проголосовать, будет серьезное преимущество тех, кто хочет остаться в ЕС», — поясняет он.

Если же это решение действительно будет реализовано, оно прежде всего будет означать не независимость Англии от Европы, а независимость Европы от США, считает бизнес-омбудсмен. И для России в этом есть определенные плюсы, потому что «Англия — это американский форпост в Европе».

Титов напоминает, что Лондон всегда занимал позицию США и как бы был их агентом в европейских делах. С выходом Британии из ЕС произойдет и отход Европы от американского влияния, считает он, и это приведет к тому, что европейцы больше будут смотреть в другую сторону — на восток.

«Но это не завтрашний день. Это тенденция — причем, долгосрочная. Возможно, через 10 лет мы увидим какую-нибудь общую Евразию. Brexit будет способствовать этому диалогу», — прогнозирует уполномоченный.

Но в краткосрочном плане длительный процесс выхода Бриатнии из ЕС будет давить на экономику, на нефть, что для России — не самый лучший вариант. Однако и здесь Титов видит позитивный момент: это хоть как-то стимулирует необходимые перемены в российской экономике.

Екатерина Трофимова

Источник: https://www.ridus.ru

Предыдущая запись Стоит ли ждать финансового шока?
Следующая запись Титов: "России нужны не потрясения, а эволюция"

Вам также будет интересно