Шестой миф
08.06.2017 443 Просмотров

Шестой миф

Алексей Кудрин взялся за разоблачение мифов и не заметил, как сочинил новый…

Одна из тем Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) – модель регулирования, обеспечивающая выполнение задачи, поставленной президентом Владимиром Путиным, – достижение темпов экономического роста выше среднемировых. О наличии такой программы отрапортовало правительство, свои наработки Центр стратегических разработок (ЦСР) готов представить Путину (и только ему, о чем «Финансовая газета» уже писала), давно известны и программы оппонентов правительства и ЦСР – Сергея Глазьева и Бориса Титова. В преддверии ПМЭФ и обсуждения проектов программ у президента глава ЦСР Алексей Кудрин выступил со статьей в «Коммерсанте», которая посвящена разоблачению «пяти опасных мифов», это попытка набрать очки у широкой публики.

Левая, правая – где сторона?

Ситуация с экономической программой России на будущий президентский срок, а именно ее выбор – главная экономическая тема, одновременно и проста, и запутана. «Простота» в том, что коренной перестройки экономической политики, судя по всему, не предвидится. Базис прежний: главное – бюджетная и финансовая стабильность, свободное плавание рубля, все это должно обеспечить рост инвестиций, вслед за этим начнется и экономический рост. В этом сходятся программы правительства и ЦСР. Президент Владимир Путин уже высказывался о том, что в основе будущей программы должны находиться предложения правительства.

Однако в общественном сознании есть значительный заряд неприятия правительственной экономической политики. В России давно сложилась ситуация, когда правительство придерживается правых по шкале политических координат позиций, в то время когда предпочтения общества во многом левые. Это противостояние не меняют, а только усугубляют думские выборы. «Единая Россия», сегодняшний держатель контрольного пакета в Государственной Думе, придерживается в среднем гораздо более левых взглядов на экономику и методы ее регулирования по сравнению с правительством. При этом «Единая Россия», безусловно, поддерживает президента, который, в решающей мере формирует правительство.

Налицо противоречие, которое не сглаживается, а, наоборот, обостряется. Что достаточно очевидно, если, например, обратиться к многочисленным ток-шоу на ТВ. Там, когда речь заходит об экономике, всегда в большинстве оказываются противники правительства, критикующие его слева.

При этом все участники дискуссии о будущем экономической политики согласны с тем, что необходимы реформы. Например, реформа ЦБ – по предложениям Глазьева или Титова, или реформа суда – по предложению ЦСР. Но любая масштабная реформа для успеха должна иметь критически необходимый уровень поддержки общества. У правительства такой поддержки нет.

Кудрин уже однажды, на инвестиционном форуме в Сочи, констатировал необходимость расширения общественной поддержки реформ. Для этого нужна популяризация позиций, с которых эти реформы продвигаются.

Шестой миф

Статья с разоблачениями «мифов» – шаг именно в этом направлении. По сути, Кудрин объявляет пятью «мифами» принципиальные основания программ своих оппонентов.

Кудрин выступает при этом не как теоретик, а, скорее, как практик. Он считает, что, по большому счету, немонетарных факторов роста цен нет: «Рост тарифов (речь идет о тарифах естественных монополий, но здесь могли бы быть и цены любых монополий. – Н.В.) напрямую коррелирует с ростом денежной массы». Рост же экономики невозможно подтолкнуть «с помощью расширения денежного предложения», потому что монетизация экономики определяется «способностью самой финансовой системы генерировать ресурсы». Соответственно «наш относительно низкий уровень монетизации является не причиной слабости финансовой системы, а ее следствием». Это разоблачение двух главных «мифов».

Я не собираюсь вдаваться в дискуссию – пусть это делают оппоненты Кудрина. Для меня важно, что разоблачения, по крайней мере, одного «мифа» не хватает.

Предположим, Кудрин прав. Предположим, экономика не нуждается в ограничении немонетарных способов разгона цен, раз все можно сделать, зажимая монетарные. Предположим, для роста не нужны дополнительные денежные вливания. Как и никакой вариант «количественного смягчения» по-русски. Предположим, у нас нет достаточных свободных мощностей, которые могли бы отозваться на льготные кредиты. Предположим, занижение курса рубля со стороны ЦБ не оправдает надежд на поддержку ускорения роста.

Но все это неново. Именно этими постулатами правительство фактически и руководствуется. Тогда где он, экономический рост? Очень похоже, что рассчитывать только такими мерами разбудить экономический рост, да еще выше среднемирового, – еще один миф.

«Финансовая газета» уже писала о том, что фактически состоявшееся водворение инфляции за забор в 4%, во всяком случае, пока ничего не изменило с точки зрения экономического роста. По-прежнему он может рассчитывать почти исключительно на собственные средства предприятий, чего для серьезного инвестиционного рывка совершенно недостаточно. Особенно в ситуации, когда перспективы налоговой политики после 2018 г. остаются неопределенными. Строго говоря, единственный новый фактор, который имеет отношение к укреплению потенциала ускорения роста – это заметно увеличившийся ввоз инвестиционного оборудования. Но этот рост обусловлен укреплением рубля, которому правительство и ЦБ объявили войну. Возможно, стимулы, которые даст снижение курса (если усилия правительства и ЦБ не будут перевешены ростом цен на нефть), в свою очередь подтолкнут рост, как это было в конце прошлого года, но без инвестиционной поддержки он в любом случае останется неустойчивым.

Значит, стратегическое решение в другом. Возможно, оно в росте инвестиционной активности самого государства. Проблема, однако, заключается в том, что и программа правительства, и предложения ЦСР на суд общественности не выносятся. Это недобрый знак. Похоже на признание того, что убедительное решение задачи, заданной президентом, так и не найдено. Остается надежда на то, что открытые дискуссии с участием первых лиц российской экономической политики, которыми всегда славился ПМЭФ, внесут дополнительную ясность.

Источник: Финансовая газета

Предыдущая запись Эксперты Титова назвали свои претензии к программе Кудрина
Следующая запись Путин приведет технологии в Россию

Вам также будет интересно