Откуда страхи в экономике
24.05.2017 809 Просмотров

Откуда страхи в экономике

Когда можно считать, что страна с населением в 146 миллионов человек, крупнейшая сырьевая держава мира, находится в экономической безопасности? Не только в отчетах о том, как выполняется президентская Стратегия экономической безопасности до 2030 года (она только что появилась), а по сути, по делу.

Яков-МиркинЗаведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН Яков Миркин

Для этого страна должна войти в группу развитых. Чтобы это случилось, ВВП на душу населения должен быть не ниже 15-20 тысяч долларов. До кризиса мы подходили к этому рубежу (15,6 тысячи долларов в 2013, МВФ), сегодня у нас — 8,9 тысячи (2016 год). И ни в коем случае не снижаться до 2-3 раз к 2013 году. Как показывает история кризисов (Индонезия, Аргентина) — это граница, за которой очень высокие социальные риски.

Китай в 2016 году почти догнал нас по ВВП на душу населения. При 1,4 миллиарда человек населения они производят ВВП в 8,1 тысячи долларов на душу. И очень скоро этот разрыв исчезнет. За этим реальное ослабление конкурентоспособности России на глобальных рынках.

«Трудно удерживать роль великой державы, если наша доля в глобальной экономике будет и дальше падать»

Что еще? Для экономической безопасности мы должны стабильно расти, лучше всего с темпами, выше средних по миру. Не сжимаясь, никому не уступая. А сколько это? Мир растет со скоростью в 3,5-3,6 процента в год, азиатские экономики увеличивают свой ВВП на 6-6,5 процента, наш сосед Китай — на 5,7-6, Индия — на 6,8-7,9. Наша скорость гораздо ниже, в районе нуля. А пророчат нам до 2022 года не выше 1,5 процента (МВФ). Но что это значит? Еще и уменьшение значения России. В 2013 году мы создавали 2,8 процента глобального ВВП, а в 2016 году — 1,9 процента. Если этот кусок и дальше будет сокращаться, как шагреневая кожа, трудно будет удерживать роль великой державы.

Чтобы этого не случилось и чтобы расти с опережением, нам нужна норма инвестиций хотя бы в 29-30 процентов ВВП. У Китая — 44, у Индии — 33, у Индонезии — 34. У нас обычно в районе 20-22, в 2016 году — 25 процентов.

Экономическая безопасность России — это увеличение ее населения, рост его имущества, качества жизни. Мы находимся на 225-м месте в мире по плотности населения, 8 человек на кв. км. Если брать в расчет только пригодную для проживания землю — 50-60 человек. В Китае — больше 140 человек на кв. км на всю площадь. Демографический прогноз на 2030 год (Росстат) — 148 миллионов человек, сегодня в наличии — 146,5 миллиона.

Это катастрофически мало для экономической безопасности, если мы не сделаем всё, чтобы Россия — своей динамикой и легкостью — стала прибежищем для самых талантливых и квалифицированных людей из любой страны мира. И если не создадим все условия, чтобы в любой момент по самой облегченной процедуре в Россию мог вернуться любой, чьи семьи когда-либо жили в периметре ее современных границ. И, конечно, плодитесь и размножайтесь — все для этого! Пусть каждый человек с российским паспортом будет драгоценен!

«Мы потеряли и экономику «сложных вещей», и экономику «простых вещей», критически зависим от импорта»

Мы долгое время существовали по принципу, что мы должны делать то, что «умеем лучше всего», что наше место в международном разделении труда — быть великой сырьевой державой. А остальное все купим. Что в итоге? Огромный ущерб для экономической безопасности. Мы потеряли «экономику сложных вещей». Критически зависим от импорта технологий, оборудования, инструмента и электроники, хотя и пытаемся стряхнуть его. В начале 2015 года эта зависимость была 80-100 процентов (минпромторг), сейчас, по оценке, — 70-90. В марте 2017 года произвели — на всю страну — 341 металлорежущий станок. В годовом исчислении это несколько процентов от их выбытия. Вычислительная техника? В 2016 году ее изготовили ничтожно мало — в расчете на душу населения получается 4,2 доллара (Росстат).

А экономика «простых вещей»? По Росстату, один пиджак на 70 мужчин и одно пальто на 65 женщин в год, одну пару кожаной обуви на 7 человек. Линзы для очков контактные — по штуке на 1000 человек. Одна кофемолка на 1500 семей в год. Доля импорта в товарных ресурсах розничной торговли в 2013 году — 44 процента, в 2016 году — 38 процентов.

Новая экономика? Число научных сотрудников с 2013 года сократилось на 25 процентов, до 80,2 тысячи человек, преподавателей в вузах — на 16,8 процента, до 222,9 тысячи человек (Росстат). Число ученых / исследователей на 1000 работающих в 2013 году во Франции — 9,8, в США — 8,7, Германии — 8,5 (ОЭСР), у нас — 6,2, а сейчас, видимо, меньше. Четыре человека? Пять? И как с этим сделать марш в постиндустриальное общество?

Экономическая безопасность — это быстрый уход от модели экономики «обмен сырья на бусы», когда в структуре экспорта доля машин, оборудования и транспортных средств — 5-8,5 процента, а в импорте — 45-50. И, самое главное, 146 миллионов человек заслуживают большой универсальной экономики, в которой каждому найдется дело по способностям и талантам. В сырьевом секторе (с охраной, регулированием, инфраструктурой) — работают всего 10-15 миллионов. А что делать остальным? Торговаться с государством и бизнесом за ренту? Нет, конечно. Производить, создавать новое качество жизни — в этом и есть экономическая безопасность.

Сильная экономика семей, растущий средний класс, свобода мышления и предпринимательства, государство, подчиненное росту и помощи всему, что двигается и думает, — это и есть экономическая безопасность, залог сильной армии и основа того, чтобы в России вместо унизительного 1,8 процента делать 6-8 процентов глобального ВВП (США — 24-25).

Источник: Российская Газета

Предыдущая запись Развенчание «мифов»: Борис Титов ответил Алексею Кудрину через Forbes
Следующая запись Борис Титов и Анатолий Артамонов обсудили программу экономического развития России с промышленниками ЦФО

Вам также будет интересно