Стимулировать рост надо сейчас
31.03.2017 198 Просмотров

Стимулировать рост надо сейчас

В России разрабатываются три концепции по оживлению и ускорению экономики. Концепция Алексея Кудрина, предлагаемая Центром стратегических разработок, основывается на макро­экономической стабильности, низкой инфляции и незначительном дефиците бюджета. Еще один документ разрабатывается Министерством экономического развития РФ. Третью программу оживления экономики создал «Столыпинский клуб». Председатель Партии роста и бизнес-омбудсмен Борис Титов в интервью «Известиям» предлагает постепенно снижать ключевую ставку ЦБ, обеспечить долгосрочное кредитование по конкурентным ставкам и уменьшить долговую нагрузку с 47,4 до 35 процентов, а верхний порог госдолга довести до 30–35 процентов ВВП.

В мае должна быть окончательно определена программа экономического развития от правительства — готовая по всем разделам. Можете еще раз обозначить тезисы программы «Стратегия роста»?

Дело в том, что большинство из предлагаемых программ, направленных на экономическое развитие страны, предлагают сначала подавить инфляцию, провести структурные реформы и только потом думать о росте. За последние годы соотношение между рисками и доходностью для инвестиционных проектов в России стало таким невыгодным, что инвестировать просто нет смысла. Если еще лет пять назад средний срок окупаемости проекта составлял 5–7 лет, то сейчас 10–15 лет. А в этих условиях даже проблемы с институтами не так важны.

Мы предлагаем не ждать еще 25 лет, пока что-нибудь наладится, а стимулировать рост прямо сейчас. Используя комплекс инструментов, расшевелить экономику, вернуть к ней интерес инвесторов, а уж потом, в более свободных и располагающих к этому условиях, начинать структурные реформы.

А что вы подразумеваете под «умеренно мягкой» денежно-кредитной политикой?

Это значит отказ от обеспечения макроэкономической стабильности и сдерживания инфляции как единственных целей политики ЦБ. Центробанк надо законодательно обязать таргетировать не только инфляцию, но и экономический рост. То есть экономические и монетарные власти наряду со сдерживанием инфляции будут отчитываться и по другим макроэкономическим показателям: валовой внутренний продукт, число высокопроизводительных рабочих мест, курс рубля. Это подразумевает совсем иную логику действий.

Мягкая денежная политика — это то, в чем остро нуждается сегодняшняя Россия. Мы отстаем от остального мира. И связано это не с санкциями, а с падением цен на нефть. Значит, нам нужна новая экономика — несырьевая, индустриальная, а такую экономику не построить без дешевого кредита. Это показывает опыт всех стран — от Германии до Китая.

В наших условиях это означает постепенное снижение ключевой ставки ЦБ и как следствие снижение банковского процента, слегка заниженный курс рубля и рост объема кредитования малого и производственного бизнеса.

Почему же ЦБ не хочет опускать ключевую ставку?

Рубль сегодня переоценен. Очень немалую роль в его высоком курсе играет приток спекулятивных денег, так называемый carry trade. У нас очень высокая доходность вложений по причине высокой ключевой ставки — и финансы устремляются в покупку рубля не в инвестиционных, а в спекулятивных целях.

Само по себе это опасно, это закладывает основы для нового финансового кризиса, когда при любом шоке может произойти так называемая внезапная остановка капитала с последующим обрушением курса.

И ЦБ сейчас просто не может резко опустить ставку, скажем, на 2%. Есть опасность резкого падения курса руб­ля. У Центробанка, правда, есть много механизмов для плавного его ослаб­ления, что дает простор для маневра со ставкой.

Еще один важный блок программы Столыпинского клуба — обеспечение долгосрочного кредита экономике по конкурентным ставкам. ЦБ создает новые институты развития (на которые будет уходить 700 млрд рублей ежегодно). Что это за институты?

Прежде всего речь идет о докапитализации уже действующих институтов развития: Фонда развития промышленности, ВЭБа, Корпорации развития МСП, ЭКСАРе и т.д. Вопреки устоявшемуся мнению далеко не все из них действуют неэффективно. Например, ФРП имеет стопроцентную возвратность. И вот такие работающие механизмы контроля, как в бизнесе, надо распространить на все институты. И добавить новые: Фонд развития моногородов, Фонд развития АПК, Агентство плохих долгов.

Еще важнее внедрять новые инструменты Центрального банка: проектное финансирование, рефинансирование секьюритизированных кредитных портфелей, выданных коммерческими банками малому и среднему бизнесу, рефинансирование ЦБ РФ портфелей, выданных банками синдицированных кредитов, торговое финансирование.

Какие секторы экономики вы планируете стимулировать?

Отдельными драйверами развития мы выделяем строительство, ЖК и инфраструктурные проекты, сельское хозяйство и агропром, развитие экономики будущего, так называемую «экономику знаний». Большое внимание уделяется стимулированию малого бизнеса к выходу из тени, где сейчас, по экспертным оценкам, оборачивается второй ВВП страны. Это также связано с восстановлением экономики «простых вещей».

Делается ставка на увеличение глубины переработки природных ресурсов в традиционных отраслях и модернизацию, повышение производительности труда действующих производств (ОПК, авиа- и космическая отрасли, станко- и приборостроение, транспортное и автомобилестроение, энергетика, производство медоборудования).

Для развития предпринимательства вы предлагаете новую налоговую структуру, какие налоговые льготы получит бизнес?

На первом этапе мы предлагаем снизить налоговую нагрузку на новые и динамично развивающиеся производства. Налоговые каникулы сроком на пять лет для новых производственных предприятий и льготы по уплате налога на прибыль, имущество, ускоренная амортизация, льготы по страховым взносам для предприятий, внедряющих новое оборудование и технологии, создающих высокопроизводительные рабочие места.

На втором этапе — начиная с 2020 года — планируется привести структуру налогов в соответствие с задачей стимулирования экономического роста — это снижение прямых налогов на производство за счет увеличения косвенных налогов на потребление и налогов на природную ренту.

Цель — средняя налоговая нагрузка не более 35% от коммерческой прибыли компаний. Сейчас она составляет 47,4%.

Вместе с этим мы предлагаем создать систему налоговой мотивации муниципалитетов и субъектов РФ по развитию бизнеса и привлечению инвестиций. Для этого необходимо перераспределение источников налоговых доходов между различными уровнями бюджета.

И еще две важные новеллы: введение офшорного коэффициента по налогу на прибыль и налогу на имущество — поверьте, это будет работать лучше закона о КИКах — и установление нового бюджетного правила: в случае роста налоговых доходов возвращать 50% прироста в экономику за счет снижения ставок или предоставления дополнительных целевых льгот.

А в чем суть предлагаемой вами судебной реформы?

Помимо ограничения полномочий председателей судов путем введения их выборности и ротации каждые два года предлагается создание новой кассационной инстанции с учетом экстерриториальности (на уровне федеральных округов) и инстанции «малых» надзорных президиумов в Верховном суде.

Также изменение структуры кадрового состав судейского корпуса, что подразумевает введение единого федерального статуса судьи, привлечение в судебный корпус не менее 1 тыс. адвокатов до 2019 года, а к 2025-му установление квоты на формирование судебного корпуса: не менее 50% назначаемых судей должны иметь опыт работы адвокатами и (или) в прокуратуре.

В планах также повысить ответственность судей за заведомо неправосудные решения, активизировать работу квалификационных комиссий, создать специальное оперативное подразделение ФСБ по расследованию обвинений против судей. Расширить полномочия Верховного суда Российской Федерации по отмене вступивших в законную силу решений судов, грубо нарушающих нормы материального права и единство правоприменительной практики в Российской Федерации.

Вместе с этим хочется снизить нагрузку на судей. Так, среди идей — существенное повышение минимальных сумм, после которых органы власти смогут обращаться в мировой суд за взысканием недоимки с физических лиц, повышение размера государственной пошлины, например для компаний, оказывающих коммунальные услуги, при обращении в мировой суд и т.д. Также предлагаем увеличить число мировых судей, число арбитражных судей в городах-миллионниках (в Московском арбитражном суде каждому судье в среднем приходит семь новых дел в день).

Где планируется изыскивать средства на реализацию плана и масштабные экономические изменения?

Нас называют утопистами, так как принято считать, что средств на реализацию программы у правительства нет. Но мы практики, мы знаем, что расти только своими ресурсами без привлечения кредитов быстро невозможно. Если нет своих средств, нельзя сложить ручки и ждать у моря высоких цен на нефть. Надо искать, привлекать чужие инвестиции, заимствовать. Занимать на рынке, у иностранных инвесторов, населения, Центробанка.

Практика показывает, что на 1 рубль государственных вложений приходит 4–5 рублей частных инвестиций. Поэтому задача государства — бросить первый снежок, который затем превратится в лавину инвестиций.

Государственное стимулирование инвестиций обеспечит дополнительный рост ВВП уже в первый год на 1,045 трлн рублей. А это означает 315 млрд рублей дополнительных доходов бюджета.

Кроме того, в экономике страны есть незадействованные ресурсы. Мы считаем, что верхний порог госдолга можно довести до 30–35% ВВП, это принесет 1,5 трлн рублей.

Приватизация госимущества — еще до 500 млрд рублей.

Заем у населения и финансовых инвесторов через индексные облигации— до 1 трлн рублей.

Активы госбанков — через настройку кредитных механизмов и специализированных механизмов рефинансирования — до 500 млрд рублей.

Наконец, ЦБ мог бы переключить свою триллионную эмиссию, которая сегодня безвозвратно тратится на восстановление балансов обанкроченных банков, на их оздоровление путем создания банка плохих долгов и на новые инструменты рефинансирования и институты развития.

Но главный ресурс, повторимся, — это сам рост. Рост ВВП, рост собираемости налогов.

Предыдущая запись Борис Титов представил "Стратегию Роста" на встрече с представителями Российско-Германской внешнеторговой палаты
Следующая запись 14 апреля пройдет конференция «Электронная экономика. Новая модель и возможности для развития VS новые риски и угрозы»

Вам также будет интересно