Что ждет Россию на пороге четвертой технологической революции
16.05.2017 410 Просмотров

Что ждет Россию на пороге четвертой технологической революции

dimitrov

Россия должна использовать предоставленный ей шанс стать лидером в сфере развития цифровой экономики.

Если еще год назад о цифровой (электронной) экономике (ЦЭ) говорили разве что в узких кругах специалистов, то после того, как в декабре 2016 года необходимость разработки программы развития данной сферы была обозначена в Послании Президента РФ Федеральному Собранию, эта тема оказалась в зените своей популярности.

Илия Димитров общественный представитель Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей по вопросам электронной торговли и предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме.

Цифровая экономика и повальная «Uberизация»

Сегодня на многих профильных площадках рассматриваются различные аспекты, связанные с формированием ЦЭ в нашей стране. Однако некоторые участники подобных дискуссий не всегда до конца понимают суть обозначенного предмета. Мы стоим на пороге четвертой технологической революции (ее основные черты: полная оцифровка экономических процессов и субъектов; новые материалы и новое производство; новые системы управления), которая кардинально изменит образ жизни и работы, форму взаимоотношений людей.

Пока сложно предвидеть все нюансы подобной трансформации, но уже сейчас очевидно, что она затронет все группы, слои и прослойки общества. Образно говоря, знаете вы или не знаете закон Архимеда, он в любом случае будет работать при погружении тела в воду. Другими словами, мы день за днем, зачастую не отдавая себе в этом отчета, погружаемся в цифровую экономику. Приведу простой пример под названием «Uberизация», в ходе которой традиционные таксопарки в течение каких-то двух лет, вне зависимости от того, хотели мы этого или нет, плавно перешли в цифровое пространство.

in_article_6f2446ee0c

Три дороги

На сегодняшний день в мире есть три основных определения развития экономики будущего: американский — «digital economy», китайский — «интернет-экономика» и наш — «электронная экономика». Начнем с американцев. В основу их стратегии заложен постулат о том, что объем данных в мире постоянно растет. Больше данных — больше информации — больше знаний. И их необходимо охранять. И тут возникает спорный момент — США приглашают всех присоединиться к американской системе защиты данных. Однако в этом случае придется отдавать свои персональные данные под опеку США, на что Россия и Китай, обладающие собственными профильными технологиями, не пойдут.

Модель «интернет-экономики» Китая во многом напоминает американский подход и подразумевает присоединение других стран к китайской инфраструктуре.

Россия предлагает свой вариант создания цифровой (электронной) экономики. Мы находимся в очень интересной ситуации. С одной стороны, мы обратились к этой теме на государственном уровне чуть позже, но с другой стороны, у нас есть задел — наша страна является мировым лидером по объему торгов, совершенных в электронной форме в секторах B2B («business-to-business» — «бизнес для бизнеса») и B2G («business-to-government» — «бизнес для государства»).

Как мы «сделали» Европу

По данным статистики за 2016 год, это более 650 млрд долларов США и приблизительно 1,2 млн поставщиков и заказчиков. Да, есть проблемы, есть несовершенства законодательства… Но в ходе более чем четырехлетнего изучения зарубежного опыта выяснился очень интересный факт — Европа по повестке дня отстает от нас где-то лет на пять, там лишь часть закупок переведена в электронный вид.

Планы воплощения в жизнь директив ЕС по переходу к госзакупкам в электронном виде были на 2016 год, сейчас — на 2018-й. В США, равно как и в странах Латинской Америки, также не все гладко — у них до сих пор нет единой информационной системы торгов, они разделены по регионам и направлениям. В России это было реализовано еще в 2008—2009 годах, с тех пор мы поступательно наращиваем обороты электронной торговли, особенно после подключения к данному процессу Белоруссии и Казахстана. В частности, в рамках Таможенного союза в прошлом году объем торгов, совершенных в электронной форме, в денежном эквиваленте достиг 900 млрд долларов США. В ближайшей перспективе мы преодолеем планку в триллион долларов США.

in_article_dfc314d9ca

Как «делают» нас

Однако если в секторах B2B и B2G у нас есть драйвер роста, которого нет у других стран, то в сегменте B2C («business-to-consumer» — «бизнес для потребителя») очевидным лидером на сегодняшний день является Китай, и соперничать с ним достаточно сложно. Например, объем торгов в формате B2C в России на данный момент составляет в эквиваленте всего 20 млрд долларов США. При этом около 20% от этой суммы отрабатывает AliExpress. В целом компания Alibaba выстроила очень грамотную логистику и инфраструктуру, благодаря чему уверенно захватывает все новые и новые рынки. На сегодняшний день она доминирует в Индии, Бразилии, а также в ряде других стран. То есть сейчас это крупнейшая глобальная интернет-платформа. Американцы в секторе B2C находятся на втором месте. В сегменте C2C («consumer-to-consumer» — «потребитель для потребителя») третья часть объёма приходится на компанию Avito — это также не российская компания. Российские компании (Yandex Market, «Юлмарт» и т. д.) пока не оперируют значительными объемами в указанных сегментах (вместе не набирают и 20%).

Главный драйвер?

Для оптимизации работы по развитию электронной торговли необходимо создание единого профильного стратегического документа, который объединит позиции всех участников рынка и органов государственной власти, четко обозначит главные цели и задачи. Серьезная работа была проведена при участии экспертов АКИТ, АЭТП, НАДТ, Сбербанка РФ и «Почты России», результатом которой стало создание «Стратегии развития электронной торговли в России до 2025 года». В данном документе приводится конкретное толкование термина «электронная торговля» (ЭТ) как совокупности сегментов B2B, B2C и B2G, в отличие от расхожего ограниченного понимания ЭТ как интернет-магазина. К тому же в «Стратегии развития ЭТ» особо отмечена необходимость развития электронной торговли с точки зрения логистики, финансов и т. д., так как IT — это всего лишь часть общей инфраструктуры электронных торгов.

Многие ведущие эксперты сходятся во мнении, что именно электронная торговля может стать главным драйвером для развития цифровой (электронной) экономики. Данная позиция отмечена в опубликованной в феврале 2017 года программе развития экономики под названием «Стратегия роста», которая была разработана Столыпинским клубом.

in_article_1bbbcbbee9

В «Стратегии роста» впервые затронуты вопросы, касающиеся взаимодействия хозяйствующих субъектов в условиях цифровой (электронной) экономики. В частности, каковы будут единицы измерения и понятийный аппарат. Например, термин ВВП в будущем потеряет свое нынешнее значение, потому что ВВП — это валовый продукт, который произведен физически. А будущая экономика — не плановая, ее ключевой элемент — это прогноз. В этом случае — зачем выпускать сто столов, если потребителей всего двое? Мне нужно выпустить всего два стола. И именно в соответствии с прогнозом выстраиваются все процессы — от производства до переработки и утилизации.

Равные стартовые позиции

Мне хотелось бы здесь привести одну любопытную закономерность, которая была отмечена российским методологом П. Г. Щедровицким. Она показывает, как в разные времена изменение систем разделения труда придавало мощный импульс для развития тому или иному региону. Смена технологического уклада означала формирование нового пакета технологий, которые делали производство более эффективным. В каждом случае смена технологического уклада происходила на новой территории: первая технологическая революция произошла в Голландии в XVI−XVII веках, вторая — в Англии в XVIII−XIX веках, третья — в США в XX веке. Сегодня, когда весь мир стоит на пороге очередных глобальных трансформаций, у России есть серьезный шанс стать базовой площадкой для следующего технологического прорыва. И это не просто слова. На сегодняшний день у нас созданы передовые технологии, оптимизирующие работу с «большими данными», мощные системы аналитики, квантовые технологии, мощные криптографическая и математическая школы и т. д. И не нужно гнаться за кем-то, нужно просто выстроить свою стратегию и продвигать ее. Поэтому нами было принято решение о создании «Программы развития цифровой экономики до 2035 года». Альфа-версия данного документа была представлена 14 апреля 2017 года на площадке Аналитического центра при Правительстве РФ. В программу включены лучшие мировые практики, которые были озвучены, в том числе в рамках профильных международных площадок, а также подготовленные российскими специалистами передовые отраслевые наработки. Надеемся, что благодаря данной программе в России сформируется единое понимание основ (онтологии) электронной (цифровой) экономики.

in_article_4d78693558

На сегодняшний день все страны в части прогресса в сфере цифровой (электронной) экономики находятся приблизительно на одном уровне. У кого-то созданы мощные интернет-платформы в B2C, у кого-то мощные вычислительные технологии, у кого-то электронные закупки. И если общемировой расклад сил примерно одинаков, то понимание конечной цели и средств для ее достижения — разное. Именно поэтому Россия должна использовать предоставленный ей шанс стать лидером в сфере развития цифровой (электронной) экономики. Для этого необходимо объединение наших усилий и регулярный профильный диалог. Если мы этого не сделаем сегодня, завтра для нас эта ошибка обернется фатальными последствиями. Уверен, что Россия не упустит свой шанс и станет мировым лидером в области цифровой (электронной) экономики.

Источник: Ридус

Предыдущая запись Стратегия должна опираться на экономическую теорию
Следующая запись Куда ушли деньги для поддержки малого бизнеса?

Вам также будет интересно