Курс на инфляцию в 4% лишает Россию шансов на экономический рост
20.01.2017 342 Просмотров

Курс на инфляцию в 4% лишает Россию шансов на экономический рост

Разработка среднесрочной социально-экономической программы «Стратегия роста» близится к завершению. На сегодняшний день она является первым и единственным документом подобного рода, который основан на анализе успешного международного и российского опыта, сделанном с использованием макроэкономических расчетов.

Напомним, что разработка «Стратегии Роста» осуществляется на базе доклада «Экономика роста», представленного Столыпинским клубом в ноябре прошлого года. Работа над программой ведется по поручению Президента России, с этой целью была создана Межведомственная рабочая группа по разработке  «Стратегии роста», действующая на площадке Аналитического центра при Правительстве РФ.  В состав рабочей группы входят представители Института экономики роста им. Столыпина (председатель Научного совета Я. Миркин, председатель Наблюдательного совета Б. Титов).

Окончательный вариант программы планируется представить в феврале, а пока что Межведомственная рабочая группа проводит финальную серию экспертных сессий. 18 января прошла сессия, посвященная вопросам обеспечения экономического роста при условии макроэкономической устойчивости.

За три года нужно нарастить инвестиции на 5,9 трлн. руб., иначе отстанем навсегда

«В параметры бюджета, принятого на 2017-2019 годы, заложен следующий прогноз экономического роста: в 2017 году — 0,6%, в два последующих года — около 2% ежегодно. Но темпы роста менее 2,5-3% в год означают, что Россия может навсегда отстать от ведущих стран мира, — констатируют авторы «Стратегии роста». — Ведь если 1% роста ВВП по паритету покупательной способности в России – это 37 млрд. долларов, то в Китае тот же 1% — это уже 197 млрд. долларов. Чтобы не отстать, нам нужно в ближайшие 10 лет каждый год прибавлять не меньше 4-6% ВВП.

Добиться этого невозможно без резкого увеличения инвестиций. Мы сегодня свалились в «инвестиционную яму»:  в последние два года расходы бюджета заметно сократились, компании с госучастием не вкладываются в обновление основных фондов, государственные банки не кредитуют бизнес в достаточной мере. Сам же частный бизнес не инвестирует по многим причинам: и сокращение рентабельности, и недоступность кредитных средств, и общая экономическая неопределенность.

Чтобы добиться заметного экономического роста, к 2019 году необходимо увеличить так называемую норму накопления (то есть уровень инвестиций) с нынешних 18% до 26%. В абсолютном выражении —  с 14,6 трлн. руб. до 20,5 трлн. руб. в ценах 2015 года. Уже в 2017 году государство должно обеспечить прирост инвестиций в объеме 1,5 трлн. руб. и создать привлекательные условия для того, чтобы остальные инвестиции пришли из бизнеса. Государство должно запустить процесс, сыграть роль первого снежка, который, катясь с горы, образует лавину».

Откуда взять средства для этих инвестиций? Потенциальных источников, по мнению разработчиков стратегии, более чем достаточно. Это и активы госбанков, которые можно задействовать, создав для этого законодательные условия. За счет ударных налоговых льгот  на новые производственные проекты и проекты развития существующих. И золотовалютные резервы государства, которые можно использовать для предоставления возвратных инвестиционных кредитов по низкой ставке. И средства от приватизации госимущества (в том числе малой приватизации – выкупа муниципальных помещений, арендуемых бизнесом). И средства населения (для чего требуются законодательные механизмы превращения краткосрочных пассивов банков в долгосрочные, а также введение в оборот индексных облигаций, привязанных к курсу доллара/евро). Наконец, можно переориентировать уже существующую денежную эмиссию ЦБ с затыкания дыр в банковском секторе на цели поддержки реального производителя.

 

Погоня за низкой инфляцией убивает перспективы роста

Авторы «Стратегии роста» считают, что стоит отказаться от цели снизить дефицит бюджета до 1%. Наоборот, его можно довести до 3%, а предельный уровень госдолга – до 60% ВВП. «Дело в том, что текущая бюджетная политика вовсе не предполагает какого бы то ни было роста, не связанного с гипотетическим повышением цены на нефть, — объясняет академик РАН Виктор Полтерович. — Сбалансированность бюджетной системы достигается путем сокращения расходов, что, в свою очередь, еще больше тормозит экономический рост».

Правительство и ЦБ должны таргетировать не только инфляцию, но и ВВП, число высокопроизводительных рабочих мест, курс рубля. Макроэкономическая стабильность сегодня, на самом деле, под угрозой. Хотя правительство и выставляет рекордно низкую инфляцию как залог стабильности (и залог последующего роста), на самом деле все обстоит как раз наоборот. В 2016 году инфляция составила минимальные за всю новейшую историю России 5,4%. И в этот же период реальный располагаемый доход населения снизился, платежеспособный спрос продолжил падать, количество населения за чертой бедности растет, износ основных фондов предприятий продолжил увеличиваться.

Если ужесточать контрольный показатель инфляции до 4% (а об этом заявлено), то в предстоящие годы макроэкономическая ситуация будет только ухудшаться.

«Большая часть успешных экономик начинала быстрый рост при двузначной инфляции, ее последующее снижение было результатом экономического роста, — констатирует Виктор Полтерович. — Избыточное сдерживание роста цен ведет к опасному перекосу. Сегодня в экономике сложилась ситуация, когда сырьевой сектор формирует внутренние цены по принципу экспортного паритета, а большинство производителей конечной продукции из-за падения спроса вынуждено продавать ее на внутреннем рынке по ценам значительно ниже мирового уровня».

«Разговоры противников денежной эмиссии о ее вредности (поскольку она якобы неизбежно разгоняет инфляцию) – либо лукавство, либо непонимание макроэкономических процессов, — заявил научный руководитель Центра долгосрочного прогнозирования и стратегического планирования при МГУ Сергей Малков. — Недаром в бюджете на 2017-2019 годы, несмотря на то, что он составлялся приверженцами монетаризма, заложен ежегодный рост денежной массы М2 на 7% (с 2001 по 2015 годы М2 росла примерно на 14% в год). Вопрос заключается не в том, нужна ли эмиссия (если мы хотим добиться экономического роста, то она необходима), а в том, каков должен быть ее темп, и как вводить деньги в экономику, чтобы они способствовали росту реального ВВП, а не инфляции».

Разработанная в Центре динамическая модель показывает, что если к 2020 году нарастить М2 до уровня на 30% больше, чем тот, который заложен в бюджете и направить результаты эмиссии в обрабатывающий сектор экономики (посредством субсидий и/или дешевых кредитов), то дополнительный рост ВВП составит в 2017 году 0,4%, в 2018 — 0,8%, в 2019 — 1,2%. При том, что это решение не увеличит инфляцию.

Кроме этого, специалисты Центра посчитали, что получится, если увеличить пенсии и зарплаты бюджетникам на треть по сравнению с уровнем, заложенным в бюджет. Вывод: роста инфляции не будет, а спрос на отечественную продукцию увеличится.

 

 

Предыдущая запись Столыпинский клуб предложил 50% прироста собираемости налогов возвращать в экономику
Следующая запись «Стратегия Роста» предлагает начать программу реструктуризации задолженности и создание Агентства плохих долгов

Вам также будет интересно