Борис Титов: если уж бизнес идет в политику, значит все совсем не хорошо
10.06.2016 855 Просмотров

Борис Титов: если уж бизнес идет в политику, значит все совсем не хорошо

2016 год станет для российского бизнеса особенным. И связано это не только с непростыми экономическими условиями. Предпринимательское сообщество идет в политику. Некоторые откажутся признать это из ряда вон выходящим событием – власть и бизнес всегда неразделимы — но, пожалуй, именно сегодня этот шаг особенно осознан, концептуален. Какая помощь нужна российским предпринимателям, зачем им занимать кресла депутатов? На вопросы ПАСМИ ответил бизнес-омбудсмен РФ, председатель «Партии Роста» Борис Титов.

ПАСМИ: Как Вы оцениваете с точки зрения экономики непростой для предпринимателей год? Бизнес приспособился к новым условиям?

— Лучше всего на этот вопрос отвечу не я, а сами предприниматели. В нашем ежегодном докладе, который на днях будет представлен президенту, приводятся данные соцопроса ВЦИОМ, проведенного в марте. В нем приняли участие две тысячи руководителей компаний, расклад примерно отражает реальную статистику по отраслям.

Так вот, об улучшении своего бизнеса в минувшем году заявили лишь 7%. Еще 18% не заметили изменений. А у остальных трех четвертей дела пошли хуже (причем у каждого четвертого — сильно хуже). Снизился спрос, выросли издержки, и так далее. Кстати, 24% отметили, что из-за санкций им стало труднее получать материалы и комплектующие для своих производств.

Если рассматривать отдельно по отраслям, то «лучше всего» себя чувствует сельское хозяйство. Правда, лучше – лишь на фоне других. 21% фиксируют улучшение, у 30% ничего нового, у 46% дела пошли хуже. Во всех остальных отраслях 70-80% опрошенных отмечают спад.

Сильнее всего бизнес беспокоят неопределенность экономической ситуации, высокие цены на энергоресурсы, упавший спрос, подорожавшие кредиты. В эффективности борьбы правительства со спадом в экономике большая часть опрошенных сомневается (а каждый четвертый уверен, что правительство работает плохо).

Половина респондентов отмечает рост налоговой нагрузки (включая штрафы, сборы, рост кадастровой стоимости) и считает ее снижение главным инструментом выхода из кризиса.

ПАСМИ: Генеральная прокуратура за 2015 год выявила 171 тысячу нарушений прав предпринимателей со стороны органов государственной и муниципальной власти. Как можно трактовать такую высокую статистику? Административное давление на бизнес меньше не становится? Ведь о необходимости дать бизнесу свободнее дышать неоднократно говорил президент.  

— К сожалению, правильные слова, которые говорит президент, далеко не всегда воплощаются в жизнь. О снижении административного гнета, как о состоявшемся факте, говорить еще рано. Кстати, меня, как уполномоченного, сильно беспокоит ситуация с уголовным преследованием предпринимателей. В 2015 году число дел, возбужденных по экономическим статьям, выросло на 22% и превысило 230 тысяч. При этом в суде по-прежнему оказывается ничтожно малый их процент, остальные просто используются для давления на бизнес.

Трактовать статистику Генпрокуратуры можно двояко. Она показывает, с одной стороны, как много нарушений допускают чиновники, а с другой стороны – то, что прокуратура является нашим союзником в защите прав предпринимателей.

В новом докладе Президенту мы продолжаем настаивать на реформе контрольно-надзорной деятельности государства – отказе от «палочной» системы в пользу риск-ориентированного подхода. Мы считаем, что нужно сократить количество проверок, уменьшить штрафы для малого и среднего бизнеса, чаще применять предупреждение вместо штрафа к тем, кто допустил нарушение впервые. Кроме того, мы настаиваем на запрете проверок, основанных на анонимных и фальсифицированных сообщениях граждан. Возвращаясь к теме Генпрокуратуры – это ведомство надо наделить правом возбуждать уголовные дела по статье 169 УК РФ («Воспрепятствование законной предпринимательской деятельности»), это еще одно наше предложение.

В докладе множество системных предложений по реформе контроля и надзора, в рамках интервью все их пересказать невозможно. Но сегодня ясно, что это одно из главных направлений борьбы за будущее бизнеса в нашей стране.

ПАСМИ: Период санкций повлиял на развитие сферы инноваций в бизнесе? Или мы до сих пор покупаем-продаем?

— Если я правильно понимаю ваш вопрос, речь о динамике высокотехнологичного бизнеса. Санкции тут если и оказывают влияние, то, увы, не положительное. Наоборот, доступ к зарубежным технологиям затруднился, а для того, чтобы «сочинить» что-то свое, нужно вкладывать в НИОКР куда больше, чем мы вкладываем сейчас.

В программе «Экономика роста» как раз содержатся предложения налоговой реформы, которая стимулировала бы модернизацию производства и внедрение новых технологий. Пятилетние налоговые каникулы для новых инвестиционных проектов, налоговый зачет на 25% от стоимости купленного нового оборудования, ускоренная амортизация оборудования, произведенного в РФ, регрессивная шкала социальных страховых платежей в зависимости от уровня производительности труда, нулевая ставка НДС по проектной (инжиниринговой) деятельности и дизайну, разработке программного обеспечения. Кроме того, мы предлагаем относить все расходы на НИОКР к издержкам производства с выводом их из-под налогообложения.

ПАСМИ: Что можете сегодня назвать главной победой Вас и Ваших коллег в сфере регулирования законодательства предпринимательской деятельности в 2015 году?

 

В 2015-2016 годах лицензий лишилось почти две сотни банков.

— Заметных результатов было несколько. К примеру, еще в 2014 году благодаря нашим усилиям было введено обязательное страхование банковских вкладов индивидуальных предпринимателей. В 2015-2016 годах, как мы знаем, лицензий лишилось почти две сотник банков, и процесс продолжается. Десятки тысяч ИП благодаря этому закону сохранили свои деньги.

Тарифы в системе «Платон» заморожены до лета 2017 года. Помимо этого, благодаря рабочей группе при Уполномоченном в рамках «Платона» введены маршрутные карты, принцип пост-оплаты и оплата сбора без регистрации в электронной системе.

Сохранены налоговые льготы для малого бизнеса, которые могли прекратиться в 2016 году из-за окончания срока действия Общероссийского классификатора услуг населению.

До 1 июля 2017 года продлен срок действия Федерального закона от 22.07.2008 №159-ФЗ о преимущественном праве выкупа помещений, арендуемых МСП.

Запущен Единый реестр проверок, который администрирует Генеральная прокуратура. До 2018 года введен мораторий на плановые проверки для малого бизнеса. Большая часть этих шагов требует доработки и постоянного внимания, но это именно шаги в нужном направлении.

ПАСМИ:  Какие проблемы не удалось решить и важно на них обратить внимание в этом году: внести поправки в законы, разработать новые законы и регламенты?

— По итогам Доклада 2015 года подготовлено 25 законодательных инициатив, наша деятельность поддерживается Межфракционной рабочей группой по защите прав предпринимателей Госдумы РФ. Больше всего нерешенных вопросов осталось в следующих сферах: сельское хозяйство, энергетика и естественные монополии, ветеринарный и фитосанитарный контроль, таможенное регулирование, сертификация, лицензирование и техническое регулирование. В этом направлении и продолжим работать.

Самая большая неудача – не удалось принять Закон о самозанятых. Мы предлагаем ввести новую категорию индивидуальных предпринимателей – самозанятые граждане, то есть те ИП, которые не используют наемный труд. Речь о тех, кто оказывает базовые услуги населению – репетиторах,  автослесарях, таксистах, нянечках и т.д. Это многие миллионы людей и большинство из них работает в тени. Чтобы вывести их на свет, мы предложили сделать их регулирование максимально простым, удобным и дешевым – ввести патентную систему с исчерпывающим платежом. Однако соцблок Правительства блокирует этот закон, настаивая на том, чтобы самозанятые платили помимо патента взносы во все три фонда соцстрахования. А это на корню убивает смысл реформы. Минфин со своей стороны хочет существенно увеличить плату за патент, да в добавок хочет сделать список самозанятых профессий издевательски коротким – три вида деятельности (в нашем варианте – 45 видов деятельности).

Кроме того Минфин и Центробанк выступили против нашей инициативы ввести обязательное страхование банковских вкладов юридических лиц на сумму до 5 миллионов рублей. В 2014 году с нашей подачи в систему обязательного страхования АСВ были введены вклады индивидуальных предпринимателей. Учитывая, что с той поры обанкротилось больше 200 банков, то нам удалось спасти вклады десяткам тысяч ИП. Однако, аналогичную проблему с юридическими лицами финансовые власти решать упорно не хотят.

ПАСМИ: Программа «Экономика Роста» Столыпинского клуба нацелена на  развитие предпринимательского сектора и отказ от экономии федеральных средств по принципу «затянем пояса и подождем до лучших времен». Какие сферы предпринимательства Вы считаете более перспективными для развития? Каким сферам бизнеса в первую очередь стоило бы предоставить  специальные кредиты, ссуды на развитие?

— Старые возможности роста сегодня полностью исчерпаны. Но несмотря на неблагоприятную сырьевую конъюнктуру в мире, у России есть все шансы не только остановить падение, но и перейти к впечатляющему экономическому подъему.

Для этого нужно освободить предпринимательскую инициативу, создать условия для реальной конкуренции. Обеспечить технологическое обновление действующих производств. Увеличить глубину переработки природных ресурсов и развить новые сектора, за которыми будущее. Повысить отдачу от агропромышленного комплекса за счет самых современных технологий. Сделать ставку на жилищное строительство, ЖКХ, развитие инфраструктуры. Наконец, обеспечить условия для транзитного коридора Азия-Европа и стимулировать развитие Дальнего Востока.

ПАСМИ: Понятно, что средств на всех желающих бизнесменов не хватит. Не получится ли так, что вновь поддержку получат крупные игроки? Каков предполагаемый алгоритм распределения средств?

 

Фото: Антон Денисов/РИА Новости

— Для того, чтобы предотвратить нецелевое, неэффективное использование эмитированных средств (а также их влияние на инфляцию), такое финансирование предлагается сделать «связанным» — с помощью специальных механизмов и по целевым каналам. ЦБ в этом случае рефинансирует коммерческие банки, которые кредитуют высокотехнологичные проекты под залог проектных облигаций специальных обществ проектного финансирования – СОПФ. Другие каналы — рефинансирование ЦБ РФ портфелей кредитов, выданных в регионах малому и среднему бизнесу; стимулирование малоэтажного жилищного строительства, программы дешевого арендного жилья. И, конечно же, рефинансирование кредитов, предоставленных в частно-государственные проекты в области развития региональной инфраструктуры, восстановления качества жизни в малых и средних городах, аграрных районах.

ПАСМИ: В программе представлены впечатляющие цифры: увеличение количества высокопроизводительных рабочих мест с сегодняшних 14,3 млн до 20 млн к 2020 году и до 25 млн к 2025 году, увеличение в экономике доли рабочих мест в сфере малого и среднего бизнеса с сегодняшних 26% (18,8 млн) до не менее 35% к 2020 году и не менее 60% к 2025 году.

Какие специалисты будут нужны стране?

— Естественно, технологическое обновление экономики потребует большого числа профессиональных кадров. Тут речь должна идти не столько о конкретных специальностях, сколько о серьезных изменениях в модели инженерного образования. Оно должно отвечать потребностям конкретного бизнеса, конкретных будущих работодателей. В техническое образование нужно вкладывать больше денег из бюджета (сократив расходы по другим отдельным статьям), при этом обеспечить равные условия поддержки как для государственных, так и для частных учебных заведений. Необходимо запустить программы притока иностранных специалистов, программы массового образования российских специалистов за рубежом (как в США, ЕС, так и в Китае) с бюджетным софинансированием.

ПАСМИ:  Какие Вы видите зоны риска у программы «Экономика Роста»? 

— «Экономика роста» — это комплексная программа, в этом ее плюс, и в этом же ее сложность. Она включает в себя решения во всех областях – финансовая, административная, налоговая, земельная, судебная реформы. Нельзя реализовать какую-то ее отдельную часть, не реализовав остальные. То есть снижение налогов не поможет без снижения тарифов, а мягкая денежно-кредитная политика не сработает, если не будет снято административное давление.

ПАСМИ: Если говорить о «Партии Роста». Зачем бизнесу сегодня идти в политику? Политика перестала учитывать интересы бизнеса?

— В общем и целом, да. Если мы посмотрим на Думу, то там сейчас находится «Единая Россия» и три левых и популистских партии. С левыми и ЛДПР все понятно – они не про бизнес. А ЕР – партия власти, они считают своими избирателями все социальные группы, а поскольку пенсионеров и госслужащих сейчас больше всего, то их нужды и занимают большую часть их внимания. Отсюда дикие перекосы в законодательстве. Часто депутаты просто не просчитывают последствия их принятия для бизнеса. В результате мы имеем, что имеем. Вести бизнес в России с каждым годом все сложнее.

Предприниматели – люди не политические, и если уж бизнес идет в политику, значит все совсем уж не хорошо.

ПАСМИ: Обыватели подозревают, что если большинство мест в Думе займут предприниматели, то социальные вопросы уйдут на второй план в гонке бизнес-интересов?

— Чтобы что-то тратить на социальные нужды, надо что-то сначала заработать. У нас сейчас все партии про то как деньги тратить. Про то как зарабатывать – только мы.

А ведь деньги в бюджете не появляются ниоткуда, не падают с неба. Деловой оборот, его увеличение, расширение – вот что кормит страну, вот что позволяет насыщать бюджет налогами, чтобы потом тратить их на социальные расходы. Если мы продолжим только тратить деньги на громкие, но бесприбыльные проекты, не думая о завтрашнем дне, ничем хорошим это не закончится.

Если дать нашим ретивым чиновникам такую возможность, они весь малый и средний бизнес в России изведут неподъемными налогами и бессмысленными придирками. В этом деле наши столоначальники – истинные мастера. Одиночки не могут противостоять чиновничьей рати, им с этим не справиться.

Наша позиция в том, что главная социальная забота бизнеса – создание рабочих мест с хорошей зарплатой. А уж как потратить деньги на соцнужды позаботятся многочисленные левые партии. Ведь, хотя в Думу мы и пройдем, большинства мы там иметь не будем.

ПАСМИ: Один из пунктов программы «Партии Роста»: региональные и муниципальные власти должны иметь стимул развивать бизнес на своей территории. Как вы планируете этого достичь?

— Говоря о стимулах для региональных и муниципальных властей мы прежде всего имеем в виду реформу межбюджетных отношений.  Партия Роста считает, что на региональном и муниципальном уровне надо оставлять существенно больше налогов. На муниципальном уровне должны оставаться все налоги от малого и среднего бизнеса, а также 50 процентов сельхозналога и 50 процентов от НДФЛ. Последнее необходимо, так как надо создавать для людей удобную среду проживания, стимулировать их работать в конкретной местности. Региональные бюджеты предлагается наполнять за счет налогов на крупные предприятия . Это прежде всего налог на прибыль, а также 50 процентов от НДФЛ и сельхозналога. Кроме того предлагается полностью отменить НДС и ввести вместо него налог с продаж, который поделить на две части – федеральную и региональную. Федеральный бюджет должен формироваться из природной ренты, таможенных сборов от экспорта и импорта, акцизов, а также от федеральной части с налога с продаж.

Источник: http://protivcorr.org

Предыдущая запись «Мы с вами в одной лодке. Будем выплывать!» - поддержали экономику РОСТА самарские предприниматели
Следующая запись Парадоксы теневой экономики

Вам также будет интересно