Парадоксы теневой экономики
10.06.2016 835 Просмотров

Парадоксы теневой экономики

Теневая экономика, также как и официальная, переживает кризис. Правда, значительно легче переносит его, а ее трудности будут носить лишь кратковременный эффект, уверены эксперты Института общественных наук (ИОН) РАНХиГС. Согласно исследованию института, в среднем расходы одного российского домохозяйства на услуги и товары теневого сектора снизились с 2013 года примерно на 15% и сейчас составляют около 6 тыс. руб. в месяц. Это 10-11% ежемесячных расходов домохозяйства.

Из тени в свет перелетая. И обратно

По оценкам РАНХиГС, временно или постоянно включены в теневой рынок труда около 40% экономически активного населения РФ, 12% заняты только в нем, а половина домохозяйств является потребителями его услуг. Как пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на слова директора центра Андрея Покиды, теневой сектор экономики в исследовании обозначен в достаточно широком определении: это некриминальная трудовая деятельность в качестве основной или дополнительной работы без оформления, в том числе получение неофициальной части заработной платы. Наиболее распространенные теневые услуги — автосервис, такси и медуслуги.

Основную неофициальную работу имеет 11,7% экономически активного населения (в 2003 году — 8,3%, очевиден рост показателя с увеличением социальных сборов). Вторая работа или подработки (вторичная занятость) есть у примерно 40% экономически активного населения, 30,4% в 2016 году имеет именно неофициальную вторичную занятость, 27,9% респондентов утверждает, что «иногда» или «постоянно» получает заработок «в конверте» (10,4% отказывается об этом говорить, 61,7% отрицает такие заработки). В мае 2016 года постоянные или временные теневые заработки имели около 30 млн человек (40,3% экономически активного населения), 8,7 млн человек (11,7%) трудоустроены только так.

В исследовании представлены оценки расходов домохозяйств на них — они с 2013 года снизились с 7,3 тыс. руб. до 6,1 тыс. руб. в месяц. Однако сокращение «тени», судя по всему — краткосрочный эффект стагнации доходов в экономике, в среднесрочном периоде с 2016 года «тень» будет расти.

Плохо дело

— Это происходит из-за открытости нашей страны,  из-за оттока мозгов. Предприниматели уезжают в те страны, где им хочется жить и комфортно работать. А это страны СНГ и страны дальнего зарубежья, – полагает  общественный обмудсмен по вопросам миграционной политики и трудового законодательства, член федерального политсовета «Партии роста» Антон Степанов. — Если сравнивать с периодом 90-х годов, когда у людей не было налаженных взаимоотношений с более развитыми странами, страны СНГ находились в ужасном положении, уезжать было некуда. Поэтому теневая экономика росла и стала единственным прибежищем мозгов.

Теперь для  предпринимателей открыт весь мир, — говорит омбудсмен. — Вот это основная причина падения  теневой экономики.  Конечно, это никак не следствие положительных сдвигов в экономике, которые якобы происходят у нас в стране, уверен он. На  сегодняшний день российская экономика на грани выживания. Уход в «черные схемы»  происходит не потому, что  предприятие хочет что-то заработать. Это единственная  возможность существовать, выплачивать зарплату в каком ни было виде, производить продукты.

По словам Степанова, количество проверок  таково, что предприятию, особенно малому или среднему, легче закрыть юридическое лицо, выпускать продукцию и получать за нее «черный» нал. Или  пользоваться услугами компаний, которые выполняют за них  финансовые услуги. Такое происходит сейчас повсеместно. Предприятия не  перестают существовать, 30 процентов просто разоряются, а 70 – закрывают свои юридические счета, возвращаются к «черной»бухгалтерии. Это единственный способ для выжить, на который обрекло их государство, — пессимистически заключает аналитик.

Не так все плохо

С иной в целом точки зрения смотрит на ситуацию профессор Академии МВД РФ, доктор юридических наук Иван Соловьев. — Специалисты, — говорит он, — подразделяют теневую экономику на скрытую (осознанно укрываемая деятельность либо преуменьшаемая с целью уклонение от налогов и прочих обязательств перед государством), нелегальную (преступную) деятельность — производство товаров и услуг, которые запрещены законодательством, и неформальную. Последняя определяется как принадлежащая домашним хозяйствам, а также фирмам с неформальной занятостью (когда отношения между партнерами не закреплены юридически), действующая обычно на законном основании, и производящая товары и услуги, обычно, для собственных нужд.По оценкам МВФ, в 2014 году объем теневой экономики России составил 20-25% ВВП, то есть примерно 2-2,5 трлн рублей. При этом среднее предприятие продавало в теневом секторе 16,8% своей продукции, причем около 23% от всего оборота составлял перевод денег из официального сектора в теневой. Однако в последнее время процессы перетекания теневой экономики в правовое поле становятся вполне привычными, — констатирует эксперт.

— В данном контексте, — говорит Иван Соловьев, — стоит поговорить о несколько ином направлении, чем влияние на трудовой рынок в нашей стране общемировых процессов в сфере занятости. Все-таки это слишком глобально и напоминает разговор о «космических кораблях, который бороздят просторы мирового океана». Совсем недавно детский врач, который помогал в два раза дешевле проходить медицинские консультации в одном из престижных медицинских центров, минуя кассу, сказал, что теперь это невозможно, так как администрация установила довольно эффективную систему контроля за количеством посетителей, — приводит эксперт пример из жизни. — А эффективность заключалась в банальной установке камер видеофискации во врачебных кабинетах и коридорах клиники.

О чем это говорит? О том, объясняет Соловьев, что сегодняшний стремительный уровень развития информационных технологий и электронных средств учета как раз неизбежно и проводит к сокращению теневого сектора. Только один портал госуслуг отсек массу «жучков», которые предлагали свои посреднические услуги в ГИБДД, ФМС, жилищной сфере, получении охотничьих билетов и т. д. Вспомним также, что совсем недавно ФНС представила подходы к сопряжению в 2016-2018 годах двух крупных процессов в структурах Минфина: консолидации информсистем в единой системе администрирования доходов — и создания системы параллельного контроля товарных и финансовых потоков. Эти процессы также впрямую направлены на повышение прозрачности во всех сферах отечественной экономики.

Кроме того, в качестве одного из факторов нельзя забывать и о возрастающем качестве законодательного процесса. Все-таки надо признать, что раньше законодатель фактически «бил по хвостам»: эффективность противодействия теневому сектору была близка к нулю, так как предпринимались попытки помешать схемам, которые уже давно работали и вывели из легального сектора огромные деньги. Сегодня же процесс более направлен на предупреждение теневых рисков и выявление таких схем на ранних стадиях.

При этом определенная корректировка произошла и в менталитете наших граждан, констатирует профессор. Если раньше никто не задумывался о последствиях получения зарплаты в конверте, то сегодня большинстве трезво оценивают и имеющиеся риски и перспективы, достигнув пенсионного возраста, остаться без пенсии, причем размеры получаемой «в черную» зарплаты вовсе не гарантирует безбедное существование при потере работы или достижении пенсионного возраста. Потенциал теневых заработков используется сегодня в основном как некое дополнительное средство улучшить свое материальное положение и не является системообразующим в структуре доходов домохозяйств.

 

Источник: http://expert.ru

Предыдущая запись Борис Титов: если уж бизнес идет в политику, значит все совсем не хорошо
Следующая запись "Косметическая мера": реакция экономического сообщества на снижение ключевой ставки

Вам также будет интересно