Пять реформ для Алексея Кудрина
25.05.2016 982 Просмотров

Пять реформ для Алексея Кудрина

У бывшего министра финансов Алексея Кудрина сегодня бенефис. Он будет выступать на Экономическом совете при Президенте России, где теперь числится главным по стратегическим реформам. Они для него — дело знакомое. В начале 2000-х Кудрин вместе с Грефом выводили страну из кризиса. Конечно, им помогла высокая цена на нефть. Но удачные реформы были: плоская шкала подоходного налога и создание Стабфонда. А что делать сейчас? Нефтяная таблетка уже не действует. Экономику нужно лечить по-другому. Кудрин хоть и давно в оппозиции, но все же «старый конь». Который, как известно, борозды не испортит, но и глубоко не вспашет. Нужен объективный взгляд со стороны. «Комсомолка» вместе с экспертами составила свой рейтинг реформ. Без общих слов, только по делу.

1. Поднять пенсионный возраст

Об этом важном решении Кудрин и сам постоянно говорит аж с 2008 года. Но его до последнего времени никто не слушал. Единственное, на что решилось правительство, — это поднять пенсионный возраст для чиновников. Он начнет плавно повышаться с 2017 года. Обоснование простое: дефицит пенсионного бюджета продолжает расти и уже достигает двух триллионов рублей в год. При этом число пенсионеров увеличивается, а количество работников падает.

— Если не сейчас, то когда-то все равно эту горькую пилюлю придется съесть, — считает экс-замминистра финансов Алексей Саватюгин. — У нас пенсионный возраст был зафиксирован давным-давно (еще в 30-х годах прошлого века. — Ред.). Его пора менять. Но этого мало. Надо будет изменить систему найма, а также алгоритм расчета пенсий.

Сам Кудрин говорил: у властей нет шансов повысить пенсии (о чем постоянно просят граждане) без увеличения пенсионного возраста. Но это значит и ровно другое: если власти все же решат отложить выход на заслуженный отдых, то пусть и пособия по старости тогда вырастут. Собственно, подобный компромиссный алгоритм новые реформаторы и должны придумать. Чтобы и бюджет наполнить, и будущих пенсионеров не обидеть.

2. Ввести налог на богатых

Налоги — доходы бюджета. Чем больше платим, тем богаче казна. Это с одной стороны. А с другой — немало бизнесов задохнулось в налоговой петле. Конечно, идеальной налоговой системы в мире нет. Но пара изменений могут нас к ней приблизить. Чиновники часто хитрили в последние годы. Сначала ввели самый низкий подоходный налог в мире. А потом стали придумывать различные «взносы» и «сборы», продолжая утверждать, что-де «налоги мы не повышаем».

— Сейчас доля налогов у нас одна из самых высоких в мире. Нужно принять пакет мер по налоговым льготам, чтобы стимулировать создание новых производств в России, — считает вице-президент «Деловой России» Анастасия Алехнович.

При этом почти везде в мире действует прогрессивная шкала подоходного налога. А у нас любые попытки его введения встречаются в штыки.

— Я считаю, что прогрессивную шкалу нужно вводить, — уверен главный редактор «Финансовой газеты» Николай Вардуль. — Вопрос лишь в том, как эту шкалу строить. К примеру, депутат Госдумы Оксана Дмитриева предлагает повысить налог для доходов от 3 млн. рублей в год. На мой взгляд, для этих людей ставка может составить не 13%, а 20%. А если заработки еще больше, то и планка выше.

Главное здесь — не переборщить, как это сделали в свое время во Франции. Там ввели 75-процентный налог на доходы от миллиона евро в год. В итоге многие богачи (включая Жерара Депардье) просто сбежали из страны, а доходы бюджета так и не выросли. Скандальный налог вскоре отменили.

3. Задушить рост цен

Ну нет сейчас такого человека, который бы не сказал: «Ну и цены!» В последнее время все сильно подорожало. А доходы у многих остались на прежнем уровне или даже сократились. В Центробанке поставили цель — снизить инфляцию до 4% уже в следующем году. Давно пора — все-таки 25 лет прошло с развала Союза, а мы никак не можем справиться с чуть ли не главной макроэкономической задачей…

— Очень важно подавить инфляцию, — рассуждает главный экономист компании «ПФ Капитал» Евгений Надоршин. — Причина, по которой это нужно сделать, простая. В большинстве стран, которые являются нашими торговыми партнерами, инфляция ниже, чем в России. А мы из-за высокой инфляции сталкиваемся с более динамичным ростом издержек, чем они. Так что если не снизим инфляцию, то раз в несколько лет будем оказываться в ситуации, когда для повышения конкурентоспособности экономики понадобится очередная девальвация. То есть раз в несколько лет по нашему с вами карману кто-то будет лупить дешевеющим рублем.

Но какими жертвами? В Центробанке считают: чтобы инфляция замедлялась, у людей должны быть финансовые проблемы. Чем меньше у людей денег, тем меньше они тратят и тем меньше соблазнов у бизнеса завышать расценки. Логика, конечно, бронебойная. Но когда правительство одновременно повышает акцизы на топливо и тарифы ЖКХ, эффективность такой жесткой экономии сводится к нулю. В итоге и инфляцию не побеждаем, и весь бизнес губим.

Может, пришло время договориться о единой стратегии? А не тянуть цены в разные стороны: кто-то — вниз, а кто-то — вверх…

4. Дать стране рубля

Эта реформа почти напрямую связана с предыдущей. ЦБ сдерживает рост денежной массы в стране. Мол, если напечатаем деньги, они пойдут на валютные спекуляции, разгонят цены в стране, и придется все начинать заново. Многие эксперты с такой постановкой вопроса не согласны. Пока Центробанк достигает этой благой цели, у экономики просто нет шансов для развития. Поэтому нужно искать компромисс. Просто повышать зарплаты и пенсии или отдавать триллион банкам, как это было в прошлый кризис, наверное, не очень хорошая идея.

— Нам нужна целевая денежная эмиссия. Эти деньги расходуются специальным образом, идут точечно под конкретные инвестиционные проекты (например, в сельское хозяйство), — советует Анастасия Алехнович.

Причем речь не о банальном запуске печатного станка. ЦБ может увеличить денежную массу, просто снизив ключевую ставку (сейчас 11% годовых), которая в полтора раза выше реальной инфляции. Тогда вырастет спрос на кредиты. И многие бизнес-проекты станут реализуемы.

— Когда Виктор Геращенко (тогдашний глава ЦБ. — Ред.) после кризиса 1998 года без всяких слов и обсуждений, без криков приступил к «количественному смягчению» (это, по сути, означает печатание денег. — Ред.), поддержанный ценами на нефть, и спас нашу экономику — никто не писал о «разгоне инфляции», «запуске печатного станка», о том, что «у бизнеса нет спроса на деньги», — полемизирует доктор экономических наук Яков Миркин.

В «Столыпинском клубе», которым руководит бизнес-омбудсмен Борис Титов, считают, что, аккуратно печатая новые рубли под жизненно-важные проекты, в конце концов можно будет добиться стабильного роста.

5. Победить коррупцию

В последние годы какие только реформы не предлагали эксперты. Но всегда в ответ звучало одно и то же. Любой прагматичный экономический расчет натыкался на вездесущую коррупцию. Хотим выделить деньги на развитие экономики — нет, лучше вложим в гособлигации США. Так надежнее — иначе могут разворовать. Хотим провести реформу милиции — да, провели, но в итоге лишь поменяли название и форму.

— Можно еще сто лет говорить про «защиту прав собственности», «независимые суды» и «реформу госуправления», — недоумевает Яков Миркин. — Все идеи — тысячу раз повторенные, старые. Кто мешал «претворить их в жизнь» тем, кто уже находился больше десятка лет у экономической власти? Четверть века прошло. А вместо открытой, социальной, рыночной, универсальной экономики, входящей в 20 самых развитых в мире, мы получили искореженную сырьевую с тысячами деформаций, не производящую самых простых вещей.

Арам ТЕР-ГАЗАРЯН, Евгений БЕЛЯКОВ, Софья РУЧКО

Источник: wx1080

 

Предыдущая запись Индекс предпринимательских настроений апрель 2016 года
Следующая запись Эмиссия эмиссии рознь: почему неправы критики Столыпинского клуба

Вам также будет интересно