12.01.2016 564 Просмотров

Среднекрупный бизнес: Особенности недовольства

Продолжение экономического кризиса приводит к тому, что часть бизнеса начинает искать альтернативы правительственному курсу. Крупный бизнес, состоящий из нескольких десятков системообразующих для экономики компаний, не критикует правительство в публичном пространстве – это противоречит неформальным «правилам игры», предусматривающим недопустимость какого-либо его участия в политической деятельности за исключением поддержки провластных проектов в рамках российского понимания «социальной ответственности».

В то же время среднекрупный бизнес (крупный по европейским меркам) может позволить себя более высокую степень критичности – он находится «ниже локатора» государства, определяющего политические риски. Впрочем, пока абсолютное большинство представителей этого слоя также внешне аполитичны, но обращают на себя внимание две тенденции. Первая – появляются программные документы, содержащие альтернативы правительственной политике и в значительной степени адресованные именно этому слою бизнеса. Второй – отдельные представители среднекрупного бизнеса получают известность своими резкими политическими высказываниями.

Доклад Столыпинского клуба

Одна из альтернатив была предложена в октябре в докладе Столыпинского клуба (экспертной площадки, сформированной при участии «Деловой России») «Экономика роста». Среди авторов доклада – как известный экономист-дирижист Сергей Глазьев, так и куда менее политизированные фигуры: уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей, один из основателей «Деловой России» Борис Титов и бывший замминистра экономического развития Андрей Клепач.

Авторы доклада предлагают радикально изменить мандат и политику ЦБ: от «мнимого таргетирования инфляции» и «иссушения» денежной массы регулятору следует перейти к стимулированию роста ВВП. ЦБ предлагается печатать не менее 1,5 трлн руб. в год в течение пяти лет. Но эмиссия должна быть целевой: деньги нужно использовать не для выплаты пенсий и зарплат бюджетникам, а только по целевым каналам для стимулирования инвестиций в реальное производство. Экономический рост сам по себе будет фактором борьбы с инфляцией, считают авторы доклада.

Компаниям-экспортерам следует перечислять в бюджет свои налоги непосредственно в иностранной валюте — это позволит избежать ненужного укрепления курса рубля. Кроме того, в докладе предлагается ввести налог на покупку иностранной валюты — для компаний, за исключением импортеров, установить жесткий лимит для открытых валютных позиций банков и вывести из системы страхования вкладов валютные депозиты. Все это в докладе называется «отдельными элементами «мягкого» валютного регулирования». Также предлагается реформировать налоговую систему: на первом этапе (в 2016 году) необходимо принять «ударный» пакет налоговых льгот для стимулирования инвестиций и технологического обновления.

Характерно, что авторы доклада предлагают также принять меры для снижения административной нагрузки на бизнес (радикально снизить число проверок, сократить количество надзирающих органов и их сотрудников) и повышения независимости судов (создать независимый третейский суд, повысить ответственность судей, ввести институт следственных судей). Таким образом, речь идет об инициативе, направленной на коренной пересмотр экономической политики государства, но при этом дополненными нехарактерными для дирижистов либеральными тезисами в сферах, важных для бизнеса (проверки, суды).

Фактически речь идет о выдвижении программы, ориентированной на поддержку со стороны среднекрупного и среднего бизнеса, связанного с реальным сектором. Неудивительно, что с этой программой тесно связано имя Бориса Титова, который известен не только как уполномоченный по защите прав предпринимателей, но и как основатель финансово-промышленной группы «Интерхимпром», включавшей в себя предприятия нефте- и агрохимии. Также до перехода на госслужбу он возглавлял компанию «Абрау-Дюрсо» (производство российского шампанского). Известны и политические амбиции Титова, который в 2008-2011 годах был сопредседателем партии «Правое дело». В этот период партия пыталась балансировать между либеральным электоратом и интересами Кремля, но решить такую сложную и противоречивую задачу ей не удалось. Примечательно, что Титов принадлежал к «умеренной» части партийцев, негативно относившейся к либеральной оппозиционности и стремившейся выстроить отношения партии с властью.

Хартия-2016

Программа Столыпинского клуба не является уникальной. 8 декабря на заседании Московского экономического форума (в деятельности МЭФ традиционно участвуют нелиберальные экономисты и симпатизирующие им бизнесмены) сопредседатель МЭФ, владелец «Ростсельмаша» Константин Бабкин призвал к изменению экономической политики в духе, близком к программе Титова-Глазьева-Клепача, и презентовал Хартию за смену экономического курса («Хартию-2016»), содержащую аналогичные требования.

Бабкин так же, как и Титов, известен как бизнес-деятельностью, так и политическими амбициями. Как бизнесмен он известен в качестве главы ЗАО «Новое содружество», объединяющего 20 предприятий, расположенных в Ростовской области, Москве, Казахстане, Украине, Канаде и США. Ключевыми активами холдинга являются «Ростсельмаш», «Эмпилс» (ростовская компания по производству декоративных лакокрасочных покрытий и оксида цинка) и Buhler Industries (канадский производитель сельскохозяйственной и строительной техники). С середины «нулевых» годов Бабкин занимается политикой – вначале в рядах небольшой провластной партии «Свободная Россия» (в этом качестве он возглавлял в 2006 году партийный список на выборах в Новгородскую областную думу, получивший 11% голосов), а затем во главе Партии дела, основанной в 2010 году и зарегистрированной только после отмены неформального запрета на регистрацию новых партий в 2012 году. Он также получил известность как активный противник вступления России в ВТО – представители Партии дела под этим лозунгом присутствовали в 2011-2012 годах как на оппозиционных, так и на провластных митингах.

По словам Бабкина, «в 2016 году будет 25 лет доминирования курса, заложенного еще Гайдаром. Курса, нацеленного на отрицание необходимости планирования, активной промышленной политики. Главная ценность для них – рейтинги, деньги, а не труд. Этот курс оторван от реальности и реальных интересов страны. Мысль о смене такой политики становится еще более очевидной в современных политических условиях». В тексте Хартии-2016 содержится резкая критика правительственной политики. В ней, в частности, говорится, что ложные ориентиры спровоцировали затяжное отставание России от мировых держав. Мы держим ошибочный курс на повышение налогов, пенсионного возраста, удорожание кредитов, продолжаем экономить на образовании, медицине, науке. Предприниматели не знают, куда качнётся экономический курс страны. Число предпринимателей в России недопустимо мало и продолжает сокращаться (в 16 раз меньше, чем в ЕС, и в 36 раз меньше, чем в США). Инвестиции (более 60%), долгосрочные кредиты и доходы бюджета РФ ориентированы только на нефтегазовый сектор. Государственный сектор вытесняет частный сектор, имея доступ к контролю, лицензированию и пользуясь государственными льготами. При этом административная и коррупционная нагрузка на бизнес с каждым годом увеличивается. При растущих рисках доходность в несырьевой сфере сокращается. Рост цен на нефть не приводит к росту ВВП. Рост экономики 3% считается правительством высоким, хотя он не способен обеспечить необходимое развитие. Наша страна остаётся сырьевым придатком на обочине мирового развития. При этом кардинальных перемен не ожидается. Основная стратегия — подождать роста цен на нефть.

Таким образом, и здесь тезисы, направленные против экономических либералов из правительства, сочетаются с призывами к снижению гипертрофированной роли государства в экономике и созданию благоприятного климата для предпринимательства. По мнению Бабкина, стержнем экономической политики должны быть: создание условий для производства в несырьевых секторах, адекватная денежно-кредитная политика, поддержка товаропроизводителей на внутренних и внешних рынках, ориентированность на потребности производства. Для этого предлагается такие рецепты как использование системы индикативного планирования, монетизация монетизация экономики до уровня новых индустриальных стран (трёхкратное увеличение денежной массы), проведение политики низкого процента (ставка кредита для инвестиций в развитие – на уровне средней рентабельности предприятий 4–5% в год), отмена налогового маневра и перенос сырьевых налогов с внутренних поставок на внешние, двухлетние налоговые каникулы малым предприятиям и др. Также предлагается «восстановить систему социальных лифтов» и «остановить повальную коммерциализацию и примитивизацию образования, науки, здравоохранения и обеспечить их общедоступность для всех граждан РФ».

На следующий день, 9 декабря, прошел круглый стол, организованный либеральной платформой «Единой России», которой руководят главный редактор журнала «Эксперт» Валерий Фадеев и депутат Госдумы Владимир Плигин. Предполагалось, что это мероприятие будет носить рутинный характер, однако на него пришел Бабкин и презентовал и на этой площадке свою Хартию. Его выступление было позитивно встречено присутствовавшими на мероприятии предпринимателями и экспертами. В ряде выступлений звучала резкая критика политики правительства. Так как председателем «Единой России» является Дмитрий Медведев, то партийные структуры постарались смягчить эффект от этого события.

Выступления Дмитрия Потапенко и Павла Грудинина

Однако еще больший резонанс в Интернете получили резко критичные выступления на заседании МЭФ 8 декабря двух предпринимателей — управляющего партнера Management Development Group (сфера деятельности — маркетинг, разработка и обоснование концепции торгово-развлекательных комплексов, архитектурное проектирование, инвестирование, строительство, брокеридж и последующее доверительное управление действующим объектом), основателя сети гипермаркетов «Карусель» Дмитрия Потапенко и директора ЗАО «Совхоз имени Ленина» Павла Грудинина.

В частности, Потапенко назвал политику российских властей «перепиливанием», а эмбарго – «переделом рынка присосавшимися к чиновникам компаниями». По словам Потапенко, он не видит внешних вызовов развитию экономики (это было официальной темой мероприятия), а «четыре нокаутирующих удара» (эмбарго, запредельные ставки кредитования, указ об уничтожении продуктов и так называемый налог Ротенберга) были нанесены исключительно российской властью. Потапенко также сказал о продолжающемся давлении властей на бизнес. По его словам, после объявленного «по всем каналам» запрета на арест предпринимателей их число среди арестованных увеличилось с 3,5 до 6 тысяч. При этом Дмитрий Потапенко образно описал, как российские чиновники относятся к предпринимателям. «Диалог бизнеса и власти происходит последние двадцать лет как диалог мясника с коровой. Ласково заглядывая в глаза и держа нож под горлом с вопросом: «А что у нас сегодня — говядина или молоко? — сказал Потапенко. — Поэтому очень хочется, чтобы, наконец, о нас забыли, как забыли в свое время в 1990-х. Бандиты 90-х, конечно, были редкими сволочами, но надо сказать, что нынешние налоговая, таможенная и ОБЭП существенно хуже».

Характерно, что попытка участвовавшего в заседании депутата Госдумы Владимира Гутенева (фракция «Единая Россия») ответить Потапенко завершилась неудачей. Гутенев попытался вернуться к геополитическим проблемам, а также стал обвинять бизнес в нарушениях законов и защищать проверяющие органы. Однако зал оказался на стороне Потапенко – равно как и Интернет-аудитория.

В свою очередь, Грудинин напомнил, что год назад президент России объявив про амнистию капитала, которая не сработала. Также бизнесмен напомнил про инициативу Путина по защите малого бизнеса от проверок, которая также закончилась ничем. В качестве личного примера директор совхоза рассказал, как инспектор пожарного надзора хотел на 90 дней закрыть предприятие из-за двери в общежитии, которая соответствовала нормам, но показалась чиновнику слишком маленькой. Директор совхоза также подчеркнул, что ни один инвестиционный проект в сельском хозяйстве России не идет. Он добавил, что Швеция решила свои внутренние проблемы, отказавшись от имперских амбиций. «Если правительство не может ничего, ну пускай уйдет само. Потому что, рано или поздно, ему все равно уходить», – подытожил Грудинин.

На самом деле, жесткое выступление Потапенко вряд ли можно считать сюрпризом. Еще в 2009 году он обратился к коллегам на круглом столе на тему «Варианты стратегий в управлении розничным бизнесом» с резкой речью о том, что «каждому из вас предложат (если вы являетесь владельцем) «посидеть на дорожку», как только бизнес станет интересен какому-нибудь конкретному пацану в погонах. И если ваши козыри низкие, то вы проиграете, если козыри высоки, то выиграете». Еще более примечательными были его критика «национализации нефтяной отрасли» (имелось в виду «дело ЮКОСа», упоминания об аресте Ходорковского и Алексаняна (бывшего топ-менеджера ЮКОСа, освобожденного из-под стражи только после обнаружения у него тяжелых заболеваний и вскоре умершего) и эмиграции Чичваркина. А в ноябре нынешнего года, незадолго до заседания МЭФ, Потапенко выступил на мероприятии, организованном идейными оппонентами Бабкина и его коллег — VII «Чтениях Адама Смита», где также говорил об ответственности власти за неблагоприятные условия ведения бизнеса в России.

Сложнее ситуация с Грудининым, который является давним знакомым Потапенко, но ранее выступал в публичном пространстве только по экономическим вопросам и не столь резко. Так, в 2012 году он выступал с резкой критикой вступления России в ВТО, считая это ударом по сельскому хозяйству. Примечательно также, что позитивные оценки опыта Швеции, отказавшейся от имперского пути, соседствуют у него с антикоррупционной риторикой со ссылками на авторитет Сталина в этом вопросе.

Политические последствия

Таким образом, критичность среднекрупного бизнеса в отношении правительственного курса растет, эмоции в некоторых случаях выплескиваются наружу, чего раньше не наблюдалось. Появились и документы, вокруг которых предлагается объединиться сторонникам новой промышленной политики. Представляется, что протестные настроения в бизнес-среде будут расти, хотя подавляющее большинство бизнесменов не собираются «светиться» с антиправительственными выступлениями, так как опасаются политических рисков. Да и выступления, которые будут иметь место, окажутся внешне достаточно лояльными в отношении лично Владимира Путина (его упрекают лишь в неспособности контролировать чиновников – продолжает действовать принцип «хороший царь – плохие бояре»). Хотя объективно в них критикуется его политико-экономический курс, а также в ряде случаев и бизнесмен Аркадий Ротенберг, ставший своего рода символом «фаворитизма». Зато правительство (а уже не только отдельные министры) подвергается (и будет подвергаться) в таких выступлениях самой резкой критике.

При этом на роль выразителей интересов бизнеса могут претендовать как дирижисты (уже немало сделавшие в этом направлении), так и внеправительственные либералы. Например, Алексей Кудрин тесно сотрудничает с аграрным бизнесменом и активным критиком правительственной политики Василием Мельниченко, являющимся членом его Комитета гражданских инициатив. Впрочем, Кудрину будет сложнее привлечь симпатии предпринимателей из-за жесткого курса в финансовой сфере, который он проводил в качестве министра. В то же время во время своей пресс-конференции 17 декабря Путин ясно дал понять, что доверяет правительству и не собирается его менять. Также он в целом одобрил экономический курс, проводимый кабинетом министров и Центробанком. И, наконец, он фактически взял под защиту систему «Платон», тесно связанную с именем Ротенберга. Поэтому существенные изменения в экономической сфере маловероятны, как минимум, до выборов в Госдуму, которые состоятся в сентябре 2016 года.

Однако вопрос об изменении экономической политики может стать одним из ключевых в ходе думской избирательной кампании. Его могут использовать некоторые партии (в частности, парламентские – КПРФ и «Справедливая Россия»). «Единой России» будет в этом вопросе намного сложнее, так как Медведев не только является ее председателем, но и, видимо, возглавит избирательный список. В то же время шансы на участие в выборах партии Бабкина невелики, так как она должна будет собирать подписи избирателей, что сделать крайне сложно. Но еще более важно, что выборы будут проходить по смешанной избирательной системе, и кандидаты в одномандатных округах, принадлежащие к различным политическим силам (не исключая и части «единороссов») могут активно использовать в своей агитации аргументы, заимствованные из текстов «Столыпинского клуба» и Бабкина, а, быть может, и из инвектив Потапенко. Кстати, среди таких кандидатов может быть немало и непосредственных представителей среднекрупного бизнеса, и тесно связанных с ними управленцев и политиков – таким образом, представительство этого слоя в Думе следующего созыва может быть более весомым. И он активнее, чем раньше, будет лоббировать свои интересы.

Алексей Макаркин – первый вице-президент Центра политических технологий

Источник: http://politcom.ru/19427.html

Предыдущая запись Роста!
Следующая запись План разорения страны

Вам также будет интересно

Нет комментариев

Комментариев еще нет.

Вы можете быть первым, кто оставит комментарий.

Оставить комментарий