«Майнинг – как соревнование сперматозоидов: побеждает один»
02.11.2017 113 Просмотров

«Майнинг – как соревнование сперматозоидов: побеждает один»

Блокчейн отберет у банков часть функций, но не уничтожит их окончательно, считает интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев.

«Русская майнинговая компания», соучредителем которой является интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев, проведет ICO, в рамках которого планируется привлечь $10 млн. Привлеченные средства компания направит на разработку процессора, который позволит увеличить эффективность майнинга в 35 раз. На заседании пресс-клуба «Партии Роста» Мариничев рассказал об идее проекта и о перспективах. Executive.ru публикует тезисы выступления Дмитрия Мариничева.

Криптовалюта и электронные деньги – не одно и то же

Я разделяю понятия «электронные деньги» и «криптоденьги». Электронные деньги есть в любом государстве, они выпускаются централизованно. Например, выпустить крипторубль может Центральный банк, никакой блокчейн ему для этого не нужен.

Криптовалюты или криптотокены, напротив, децентрализованы, они не принадлежат никому: есть некая математическая модель, которая принимается участниками некого сообщества и которая выполняется роботами. Это и есть криптовалюта или криптотокены. На самом деле правильнее говорить «криптотокены», потому что самая важная сущность, которая отличает криптоденьги от обыкновенных валют, их уникальное свойство – это перенос информации: токен переносит информацию, в этом его суть.

Объем капитализации рынка криптовалют (при том, что сама оценка этой капитализации содержит некое лукавство) сегодня составляет всего $164 млрд. Это очень маленький рынок, но он очень быстро растет и производит феерическое эмоциональное воздействие на общество. Многим кажется, что, если сейчас не успеть в ICO, не войти в криптомир, жизнь разрушится. Конечно же, это не так. Боготворить технологию нельзя, потому что это – всего лишь технология. Смысл в том, чтобы найти правильное применение технологиям в нашем мире.

ICO – это как IPO, но в криптовалюте

ICO очень похоже на IPO, за исключением того, что делается ICO не в обыкновенных деньгах – в рублях, долларах, евро, – а в криптоденьгах. ICO – перемещение криптоденег из карманов одних людей в карманы других. Одни люди рассказывают о своей идее, объясняют ее и предлагают другим профинансировать идею. Можно сказать, что ICO – уникальный инструмент по переносу ценности в ту точку пространства и в то время, когда эта ценность там нужна. Это самый быстрый, дешевый, надежный и безопасный механизм.

Цель ICO – создать «железяку»

Чтобы провести эксперимент, мы затеяли ICO инженерного проекта. Мы создаем устройство, которое может поддерживать любую децентрализованную базу данных, любой блокчейн без исключения. Другой термин для обозначения этого явления – альткоины (альтернативные коины). Они занимают около 60% рынка криптовалют, тогда как на биткоины приходится около 40%.

Если вы хотите заниматься майнингом, другими словами – транзакционной поддержкой альткоина – вам необходимо оборудование. Именно это оборудование мы и решили сделать. Для финансирования этого проекта нужны $10 млн, поэтому мы объявляем ICO, смысл которого формулируется так: за год мы сделаем устройство, которое будет майнить, например, Ethereum. Благодаря новым технологиям оборудование будет минимум в 30 раз эффективней, чем современное. Вложив 1 токен, который стоит около $4 тыс., через год вы получите нашу «железяку». Мы – одна из трех компаний в мире, которые умеют делать это оборудование.

Если бы эта «железяка» существовала уже сегодня, вы окупили бы ее менее чем за 24 часа. Но в криптомире время бежит быстрее, чем в обыкновенном мире: мы не знаем, что будет с рынком альткоинов через год. В 2016 году мы не делали эту «железяку», хотя у нас уже были наработки и технологии, потому что весь рынок альткоинов тогда был в 10 раз меньше.

Мы планируем произвести 25 тыс. устройств на сумму $100 млн. Почему не на большую сумму? Потому что весь рынок альткоинов, как я уже сказал, составляет примерно $100 млрд. Если бы такое оборудование мы производили без ограничения, мы «убили» бы все альткоины в мире.

Как майнеры получают доход

Никто не майнит биткоины – это игра слов. Все эти «железяки» ищут математическое решение для закрытия блоков, другими словами, они подбирают код. Если код подобрали, майнеры получают от системы вознаграждение. Именно система эмитирует биткоины и выплачивает их майнеру за нахождение блока. Число биткоинов – конечно. Когда биткоины достигнут определенной изначально суммы 21 млн, с точки зрения майнинга ничего не произойдет, просто майнеры с этого момента будут получать транзакционный доход.

Конкуренция среди майнеров на порядок выше, чем конкуренция в банковской системе. Когда вы хотите перевести 1 биткоин маме, вы в состоянии назначить комиссию самостоятельно, и размер комиссии может быть любым. За вашу транзакцию одновременно начинают конкурировать все майнеры, находящиеся во всем мире, подключенные к сети. Повезет одному из миллиона устройств. Это похоже на соревнование сперматозоидов: побеждает один.

Вероятность того, что повезет одной «железяке» из миллиона устройств – ничтожна. Поэтому майнеры всего мира придумали объединяться в пулы. Когда мы работаем в пуле, пул гарантированно выплачивает вознаграждение майнеру. Это – суперчестная система, которая принципиально отличается от банковской. В перспективе по техническим и экономическим причинам эта система победит банковские транзакционные модели, с этим спорить невозможно.

Блокчейн – это пакетная коммутация в финансах

В начале ХХ века абоненту, чтобы поговорить, необходимо было позвонить барышне на коммутатор и попросить крейсер «Аврору» или Смольный. Барышня с помощью штекера коммутировала канал. С появлением интернета используется другой способ – коммутация пакетов. Каждый стал связан с каждым, и маршруты могут быть построены как угодно, для этого не требуется канальная коммутация. Передача текстов, звука, видео происходит при помощи коммутации пакетов.

В криптоэкономике для переноса ценности, в том числе переноса денег, тоже используется метод пакетной, а не канальной коммутации. Барышня-телефонистка давно ушла из нашей жизни, соединение абонентов происходит без ее участия. Точно так же банк как транзакционный посредник уйдет из нашей жизни, потому что мы сможем коммутировать ценности от человека к человеку, от юридической сущности к юридической сущности, без участия банка. Это дешевле, надежнее, стабильнее, и безопаснее.

Нельзя сказать, что традиционная банковская система совсем исчезнет. Скорее всего, эти две системы будут существовать одновременно, и дополнять друг друга. Децентрализованные и централизованные системы удачным образом дополняют себя и где-то одни проявляются лучше, где-то надежнее и стабильнее другие.

Источник: e-xecutive.ru

Предыдущая запись Китай: никакого замедления
Следующая запись А если снова кризис? Минфин занижает расходы и будущие доходы бюджета

Вам также будет интересно