Должно ли государство активнее регулировать экономику?
16.11.2015 943 Просмотров

Должно ли государство активнее регулировать экономику?

Духовным отцом российских государственников является скорее Карл Маркс, чем Джон Мейнард Кейнс, утверждает менеджер Дмитрий Бжезинский (Москва), проанализировавший и в доступной форме изложивший в публикуемой ниже статье разногласия среди отечественных экономистов по поводу путей вывода России на траекторию устойчивого развития.

В конце октября 2015 года первый заместитель председателя правительства России Игорь Шувалов, отчитываясь в Госдуме о выполнении антикризисного плана, подчеркнул, что «ситуация в экономике полностью под контролем правительства». «Российская экономика в клочья не порвана, как говорили некоторые наши партнеры, но я и не могу сказать, что она чувствует себя хорошо… Мы видим некоторые сигналы о позитивных трендах и нам надо сделать все, чтобы их закрепить и сделать все для устойчивого роста экономики… В сентябре мы наблюдали еле заметный промышленный рост, я пока не хочу обнадеживать, но это уже сигнал, что промышленность начинает выздоравливать», – заявил чиновник.

Почему правительство критикуют и слева, и справа

Тем не менее, Игорь Шувалов отметил, что наблюдаемая девальвация рубля сама по себе подталкивает российское правительство к проведению структурных реформ. Он напомнил, что кризис уже внес коррективы: в частности, властям пришлось пересмотреть основные направления деятельности правительства на ближайшие годы, а также принять пакет антикризисных мер. Напомним, что антикризисный план (был принят в конце января 2015 года) предполагает в качестве основных мер смягчение налогового бремени для бизнеса и серьезную докапитализацию банковской системы страны.

Однако действия, равно как и бездействие нынешнего кабинета и руководства Центробанка, в котором, по мнению экономистов-государственников «окопались либералы», в последнее время подвергаются массированной критике обеих противоборствующих сторон. Одни сетуют на недостаток свободы, другие ставят на вид правительству и ЦБ недостаток воли при решении ключевых проблем экономики. В этой публикации мы рассмотрим позиции тех, кто выступает за усиление роли государства.

Наследники Карла Маркса

Ученые-экономисты этого направления постоянно пытаются избавиться от «ярлыка» государственников. «Попытки разделить ученых-экономистов на разные политэкономические школы – это от лукавого. Есть ученые, и есть пропагандисты», – заявил Сергей Глазьев в эфире РБК-ТВ. Сложно не согласиться с Сергеем Глазьевым в том, что «государственники» и «либералы» – понятия относительные. У кого-то предполагается и предлагается большее участие государства в экономических процессах, у кого-то меньшее. Позиции обоих сторон сходятся в тех целях, которые необходимо достигнуть. Это рост несырьевого сектора, поддержка отечественного бизнеса, эффективная политика импортозамещения и другие. Отличаются лишь способы решения заявленных задач. Но именно это и позволяет провести грань между двумя школами. Поэтому, пусть и к неудовольствию Сергея Глазьева, мы будем использовать термин «государственник» при описании его позиции и позиции его сторонников.

Очевидно, что значительную часть идей сторонники государственного регулирования позаимствовали в кейнсианстве, одно из основных методологических положений которого гласит, что рыночная экономика не в состоянии саморегулироваться, поэтому необходимо вмешательство государства. Инструментами регулирования экономики Джон Мейнард Кейнс называл бюджетную и монетарную политику (увеличение денежной массы, снижение ставок процента). Впрочем, духовным отцом российских государственников скорее является Карл Маркс, чем Кейнс, поскольку в инструменте государственного регулирования (каковым является центр стратегического управления, наделенный особыми полномочиями и контролирующий распределение дешевых кредитов) критики Глазьева видят реинкарнацию Госплана СССР. Здесь, впрочем, необходимо уточнение: немецкий экономист XIX века ни в одной из своих работ не упоминал Госплан СССР, автором этого института выступает не Маркс, но его последователи. В принципе, сам термин «государственник» родился на российской почве для определения сторонников социалистического способа производства.

«Например, за те меры вмешательства государства, скажем в США в эпоху Великой депрессии или кризиса 2008-2010 годов, мы американские власти государственниками не считаем. Я не случайно упомянул два этих кризиса в истории Америки. Они во многом были спровоцированы неправильной политикой ФРС, приведшей к сокращению денежной массы и, как следствие, банкротству предприятий и падению производства. Мы сейчас в аналогичной ситуации», – объясняет директор Института мировой экономики и бизнеса Российского университета дружбы народов, профессор Юрий Мосейкин.

«Кто здесь шагает правой?» (с)

Идеи государственного регулирования в той или иной форме высказывают не только Сергей Глазьев, но и другие российские экономисты, такие как: академик РАН, директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, советник президента «Роснефти» по экономической стратегии Виктор Ивантер; академик РАН, директор Московской школы экономики МГУ им. Ломоносова Александр Некипелов; академик РАЕН, директор Института проблем глобализации Михаил Делягин; в правительстве самым ярким представителем этого направления является куратор военно-промышленного комплекса вице-премьер Дмитрий Рогозин;идеи госрегулирования активно поддерживаются руководителями оборонных предприятий, входящих в корпорации «Ростех» и «Роскосмос»…

В начале ноября в парламенте прошли слушания, посвященные «вопросам преодоления структурных диспропорций и стимулированию экономического роста в Российской Федерации» (2 ноября 2015 года). Также необходимо отметить доклад Сергея Глазьева «О неотложных мерах по укреплению экономической безопасности России и выводу российской экономики на траекторию опережающего развития», сделанный академиком в рамках Московского экономического форума (30 сентября 2015 года).

В Государственной думе идеи госрегулирования экономики поддерживают не только депутаты КПРФ и «Справедливой России» (наследницы партии «Родина», в создании которой в свое время принимал участие Сергей Глазьев), но и «Единой России».

Идеи государственного регулирования экономики находят поддержку в обществе: «Каждый второй россиянин уверен, что в стране временные затруднения. 55% опрошенных считают, что Россия должна развиваться по своему собственному, особому пути. Каждый пятый хотел бы, чтобы страна двигалась по «советскому пути», сторонников которого больше среди пожилых, россиян с низкими доходами и образованием ниже среднего (28%, 27% и 31% соответственно)», – зафиксировали в апреле 2015 года социологи «Левада-центра». Заметим попутно (в том же исследовании): «Модель европейской цивилизации в качестве образца развития для страны склонны рассматривать респонденты в возрасте от 25 до 39 лет (25%), с высшим образованием (22%), обеспеченные (23%) и жители Москвы (22%)».

Благие намерения и риск гиперинфляции

Обратимся к программному заявлению государственников, представленному в конце октября 2015 года, – докладу Столыпинского клуба «Экономика роста». Реализация мер, содержащихся в докладе, позволит экономике России прирастать до 10% ВВП ежегодно. Как отмечается на сайте клуба, авторами доклада стали сопредседатели «Деловой России» Борис Титов и Антон Данилов-Данильян, зампред «Внешэконмбанка» Андрей Клепач, советник президента РФ Сергей Глазьев, управляющий директор Arbat Capital Алексей Голубович, заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН Яков Миркин, и другие видные экономисты и предприниматели.

Несмотря на столь обширный список, сложно не заметить, что основные идеи доклада позаимствованы из подготовленного Сергеем Глазьевым манифеста «О неотложных мерах по укреплению экономической безопасности России и выводу российской экономики на траекторию опережающего развития». То есть, несмотря на то, что авторство «Экономики роста» приписывается сразу нескольким экономистам-практикам, по сути, документ основывается на идеях, неоднократно озвученных советником президента.

По словам Юрия Мосейкина, таргетирование инфляции (основная цель российского Центробанка в последнее время) путем сдерживания притока финансовых кредитных ресурсов в экономику с наложением последствий санкций, также лишивших отечественные компании выгодного кредитования на Западе, готово обрушить нашу экономику: «Глазьев говорит о том, что надо дать кредитные ресурсы производственному сектору, в этом сходятся все. Дальше начинаются детали. Глазьев, в отличие от своих оппонентов, считает, что этот процесс должен быть подконтролен государству. Конечная цель – финансирование производственной, инновационной, импортозамещающей деятельности предприятий, стимулирование спроса, а не спекуляция банков на этих ресурсах».

Что же предлагается конкретно? Среди основных мер, изложенных в «Экономике роста» можно выделить несколько идей. Для удобства восприятия сведем их в таблицу, указав при этом, за что эти предложения критикуют оппоненты.

Основные идеи доклада «Экономика роста»

Предложения Критика предложений
1. Резкое удешевление банковских кредитов для реальной экономики: 4-5% на инвестиционные цели; Это приведет к росту инфляции: добиваться удешевления планируется как за счет снижения ключевой ставки, так и с помощью дополнительной эмиссии.
2. Накачивание экономики деньгами. Центробанк должен запустить печатный станок (не менее 7,5 трлн рублей в ближайшие пять лет); «Любая дополнительная эмиссия, не обеспеченная товарами, повлечет повышение цен. Пострадают пенсионеры и предприятия, которые не смогут увеличить выпуск своей продукции на величину инфляции», – Алексей Кудрин, экс-руководитель Минфина.
3. Дальнейшее ослабление рубля ради повышения конкурентоспособности нашей промышленности (стабильно заниженный на 10% реальный эффективный курс рубля в течение ближайших пяти лет); Ослабление рубля приведет к росту потребительских цен.
4. Пересмотр налогового законодательства: прогрессивная шкала НДФЛ, налогов на недвижимость, имущество, отмена страховых платежей и возврат к ЕСН, введение «офшорного» коэффициента для компаний; «Новая налоговая политика, напротив, снизит поступления в бюджет и увеличит его расходную часть, поскольку приведет к уходу налогоплательщиков «в тень» и в офшоры», – считает академикРАЕН Виктор Солнцев.
5. Ограничения на валютном рынке: для юридических лиц – налог на покупку валюты (за исключением импортеров), для физических лиц – исключение валютных депозитов из системы страхования вкладов; Ограничения затруднят или сделают невозможными инвестиции в создание и модернизацию производства – для закупки иностранного оборудования и технологий компаниям необходима валюта. Получение специальных разрешений на ее покупку удлиняет этот процесс и делает его более дорогостоящим.
6. Снижение административной нагрузки на бизнес, повышение независимости судов, сокращение избыточных госфункций и числа надзирающих ведомств. Эти предложения не оспариваются
7. Создание специального центра стратегического управления с особыми полномочиями, подчиняющийся непосредственно президенту страны (в частности, для контроля за целевым использованием дешевых кредитов). Низкая эффективность государственного управления при высокой коррупционной емкости. «Любое целевое финансирование в условиях Российской Федерации известно, чем заканчивается. Ну, достаточно посмотреть, там, на космодром «Восточный». Мы хорошо понимаем, как государство умеет целевым образом что-либо делать», –Сергей Алексашенко, бывший зампред ЦБ.

Особое внимание хотелось бы обратить на последний пункт – именно он позволяет критикам стратегии утверждать, что «Глазьев ведет страну обратно в СССР». По мнению самого академика, таким образом, даже при серьезной денежной эмиссии, можно будет добиться, чтобы деньги не утекали на валютный или потребительский рынки. Следовательно, не должна будет разогнаться инфляция. «Это не то директивное планирование, которое было в Советском Союзе. Государство играет здесь роль координатора, бизнес вместе с наукой определяет приоритетные направления производства и модернизации, государство обеспечивает устойчивые макроэкономические условия и доступ к кредитным ресурсам. Все это должно оформляться в виде договоров. Каждая сторона должна нести ответственность», – убежден Сергей Глазьев.

Краеугольным камнем новой экономической политики, по мнению государственников, должна стать накачка экономики бюджетными деньгами. «Наша страна сегодня находится в беспрецедентно необычной ситуации, и никакой альтернативы государственным инвестициям больше не существует», – заявлял Руслан Гринберг на парламентских слушаниях в Госдуме.

«У нас есть люди, которые наивно полагают, что предприятия замучили СЭС и пожарная инспекция, и, если бизнес избавить от прессинга контролирующих структур, то экономика пойдет на подъем. Да глупость все это! Для экономического подъема нужно привлекать кредитные ресурсы. Деньги в стране есть, но пока их сложно доставить туда, куда нужно. Сделать это можно за счет внедрения проектного финансирования, но эта система пока не работает», – соглашается с коллегой Виктор Ивантер.

О том, что предлагают оппоненты «государственников», мы расскажем в следующей публикации.

Дмитрий Бжезинский.

Подробнее: http://www.e-vid.ru/index-m-192-p-63-article-40408.htm

Предыдущая запись Финансовое развитие: рецепты для экономики роста
Следующая запись Денег нет и не будет: как снизить инфляцию и не оказаться на кладбище

Вам также будет интересно

Нет комментариев

Комментариев еще нет.

Вы можете быть первым, кто оставит комментарий.

Оставить комментарий