«Статистика Орешкина врет. Все гораздо хуже». Эксперты ВШЭ рассказали правду о состоянии российской экономики
10.01.2018 683 Просмотров

«Статистика Орешкина врет. Все гораздо хуже». Эксперты ВШЭ рассказали правду о состоянии российской экономики

В роли Кассандры о судьбе российской экономики выступил один из ведущих вузов страны, огорошив известием, что обещанный Минэкономразвития полноценный экономический рост – это откровенная «липа», а на самом деле все куда хуже. По мнению экспертов Высшей школы экономики, наши хозяйственные и финансовые показатели совсем удручающие, а бравурные статистические отчеты – это «попытка выдать желаемое за действительное». «ФедералПресс» разбирался с цифрами и фактами очередного выпуска ВШЭ «Комментарии о государстве и бизнесе».

Вместо обещанного Минэком роста ВШЭ обреченно прогнозирует, что наблюдаемый в минувшем году отскок «от дна» продолжится в году текущем стагнацией с темпами роста в 7 раз ниже мировых. Вместо ускорения до 2,2% рост российской экономики замедлится еще втрое и составит лишь 0,5% даже при условии, что цены на нефть, от которых зависит 60% валютных доходов страны, останутся на прошлогодних уровнях. В подтверждение этому ВШЭ приводит цифры: минувшей осенью темпы роста ВВП страны замедлились вдвое по сравнению с весенними показателями и за январь-сентябрь экономика прибавила лишь 1,6% против 3,1% в мае. Эксперты также обратили внимание на рекордный за 8 лет обвал промышленного производства в ноябре (на 3,6%) и спад инвестиционной активности. При этом экономика продолжает жить в режиме сырьевой трубы, а концентрация прибылей в отраслях, добывающих и перевозящих минеральные ресурсы за рубеж, только усиливается. Так за январь-сентябрь прибыль добывающих предприятий выросла на 20%, нефтеперерабатывающих заводов – более чем на 60%. В свою очередь сальдированный финансовый результат обрабатывающей промышленности снизился на 11%, в торговле – на 22%; прибыль строительных компаний уменьшилась втрое.

 

5460a5e5e723802f4928759ba2933933.png

Население обеднело

ВШЭ обратила внимание и на сжатие внутреннего платежеспособного спроса. Хотя прирост фонда оплаты труда на крупных и средних предприятиях вырос за год на 5%, но в малом бизнесе и неформальной занятости картина куда более удручающая – зарплаты прибавили лишь 3%, а в реальном выражении сократились. Авторы отметили, что доходы населения снижались на фоне роста зарплат и пенсий, социальное неравенство сохраняется на прежнем уровне. В январе-октябре 2017 года выросли реальные заработные платы и пенсии. Но даже такая положительная динамика основных компонентов доходов населения не привела к росту реальных располагаемых доходов: они снизились на 1,3%. Одной из причин сложившейся ситуации с заметным отставанием темпов роста доходов населения от темпов роста заработных плат и пенсий может быть падение не связанных с ними доходов населения. Снижающийся уровень бедности при начавшемся очень скромном росте экономики во многом связан с низкими темпами роста прожиточного минимума в Российской Федерации, в том числе и вследствие низкой инфляции.

В результате отсутствие денег у людей трансформируется в снижение оборотов и налогов торговли (падение составило 713 млрд рублей, или 9% в целом по стране). Это, в свою очередь, сократило ресурсы для инвестиций, без которых экономический рост немыслим. ВШЭ здесь резюмирует, что возможности вкладывать в развитие остаются лишь у ограниченного круга сырьевых компаний. По словам авторов обзора, «объемы инвестиций в добычу полезных ископаемых или в транспортировку и хранение (если взять ее вместе с обеспечением электрической энергией, газом и паром, водоснабжением и утилизацией отходов) примерно в два раза превышают инвестиции во всю обрабатывающую промышленность». В этой связи авторы считают уместным вопрос о вероятной новой рецессии.

 

eed4d973300eefb0d6d4ce814c481c64.png

Сокращение производства

Спад экономики в обзоре называется рекордным по продолжительности с начала 1990-х годов. И вот еще цифры падения: розничный товарооборот в 2017 году оказался на 13,1% ниже, чем в докризисном 2014-м; объемам строительства на 7,8% меньше, чем три года назад; производство товаров на фабриках и заводах в сегменте обработки оказалось на 0,5% меньше и соответствует 2012-у году. Внутренний частный спрос оказался на 10% меньше, чем в последний предкризисный год и соответствует уровню 8-летней давности.

 

7ecad6337e73a76bf7b4079ef1d83cbd.png

Немного плюсов

Из плюсов последних трех последних лет авторы отметили лишь добычу полезных ископаемых (5,4%), грузооборот транспорта, перевозящего сырье за рубеж (7,3%) и сельское хозяйство (10,2%). Причем, по их мнению, даже этот углеводородный допинг не способен взбодрить экономику, так как доходы от цены нефти выше 40 долларов за баррель правительство направляет в резерв в форме валюты (2 триллиона рублей в 2018 году). Другими минусами стали стал низкий рост производительности труда (1,6%) и отсутствие диверсификации в «нетопливном экспорте, традиционно ограниченном металлами, химией, зерном и вооружениями».

Проблемы банков

Эксперты обратили внимание на крах таких крупнейших частных российских банков, как Открытие, Бинбанк и Промсвязьбанк, которые лишились лицензий и клиентов в прошлом году. По их мнению, если «падение» одного банка такого размера ещё можно объяснить частными причинами, то санация Банком России двух сразу нескольких системно значимых кредитных организаций прямо говорит о системности проблемы. То есть, внутри российской банковской системы сохраняются очень серьезные дисбалансы, которые вероятно приведут к новым случаям отзыва лицензий и санациям. Выходом здесь могло бы стать развитие частного бизнеса и, соответственно, рост клиентской массы.

Чтобы прояснить ситуацию с прогнозами на текущий год, «ФедералПресс» обратился за комментариями к известным экономистам.

Член Экономического совета при президенте РФ, зампредседателя Общественного совета при Минфине России, член консультативного совета при председателе Банка России, руководитель Центра бюджетного анализа и прогнозирования при Минфине РФ Евсей Гурвич:

«В 2018 году у нас есть как внутренние, так и внешние проблемные риски. По большинству прогнозов средняя цена на нефть составит 55 долларов за баррель. Это близко к тому, что было в 2017 году. Но это ниже, чем текущая цена. Это предполагает, что в течение года цена на нефть будет снижаться, и, соответственно, это внесет отрицательный вклад в рост экономики в следующем году.

Второй фактор риска – это санкции. Сейчас «висит» большая неопределенность, которая сама по себе несет риски для инвесторов, но в течение месяца может проясниться содержание нового пакета санкций. В худшем случае непонятно из тех направлений, которые были обозначены принятым США в августе законом, чем все это будет «наполняться», но в худшем случае эти санкции могут оказать существенное влияние на деятельность попавших под санкции банков и компаний.

Если говорить о внутренних проблемах, то в первую очередь они связаны с банковской системой. Те проблемы, которые выявились у некоторых крупнейших банков в 2017 году, снизили общее доверие к банковскому сектору. Они могут рассматриваться как сигнал того, что и у некоторых других банков есть такие же скрытые проблемы, которые могут в этом году выйти наружу. Они возникли именно у тех банков и тех компаний типа «ВИМ-АВИА», которые проводили политику, основанную на оптимистических ожиданиях достаточно быстрого восстановления роста экономики. Но для других игроков рынка это стало сигналом, что нужно скорректировать свои ожидания в сторону меньшего оптимизма. Остановка роста экономики возможно уже отражает этот пересмотр ожиданий в сторону большего пессимизма.

Из позитивных сторон можно ожидать, что ЧМ-2018 увеличит спрос на услуги транспорта и услуги гостиниц, ресторанов и т.д. Я думаю, что это может внести положительный вклад в некоторый подъем экономики.

Я полагаю, что рост экономики 0,5 процента, который прогнозирует Центр развития на 2018 год, — это осторожная оценка. И, хотя у нас нет оснований для большого оптимизма, но я бы оценил рост экономики от 1 до 1,5 процента в 2018 году».

Первый заместитель председателя Комитета ГД по промышленности Владимир Гутенев:

«Движение в сторону несырьевой экономики будет продолжено. По целому ряду отраслей по прошлому и позапрошлому году мы увидели серьезные изменения. Это касается, в том числе фармацевтики, гражданской авиации, гражданского судостроения, а также в такой важной для страны сферы, как электронно-компонентная база. Очень важно, чтобы государство выделяло средства на политику импортозамещения, так как это вопрос технологической независимости и национальной безопасности.

Из других позитивных изменений следует отметить снижение уровня инфляции и стоимости кредитов. Большим плюсом является стабильность рубля и увеличение золотовалютных резервов. Очень важна и стабильность в финансово-банковской сфере. Однако хотелось бы, чтобы банковский надзор работал более эффективно, предупреждал проблемы, чем потом с ними боролся.

Из негативных моментов я бы не стал игнорировать те возможные негативные воздействия, которые возникнут в случае очередного санкционного витка. Чем удачнее удается нивелировать предыдущие санкционные меры, тем с большим азартом и даже зачастую во вред собственным экономическим интересам наши партнеры прорабатывают все новые и новые ограничительные инициативы. Год будет непростым, но по таким индикаторам, как рост потребительского спроса, в ряде сегментов, например, приобретение легковых автомобилей, говорит, что наша экономика готова к более серьезному росту, чем 1,5-2%. Для этого надо настойчиво реализовывать те мероприятия, которые были запланированы и начаты Минпромторгом.

Разумеется, надо понимать, что борьба с инфляцией, которая была сформирована как основная задача Центробанка, привела к сжатию денежной массы и потребительского спроса, в определенной мере негативно сказалась на развитии нашей экономики. Надеюсь, что это была временная мера, чтобы ввести инфляцию в целевые рамки 3%. Но сейчас наступает время, когда надо очень четко разделять – идет заемный капитал на спекулятивные рынки, или же он идет в реальный сектор. Без доступа нашего реального сектора к кредитам с сопоставимыми процентными ставками, которые имеют наши конкуренты, а это 3, 4, 5% годовых, говорить об опережающем экономическом развитии будет проблематично. Поэтому крайне необходимо изменить финансово-кредитную политику. Примером здесь может быть политика количественного смягчения, которую весьма успешно реализовали Евросоюз и США».

Бывший заместитель министра экономики России (1995—2000), вице-мэр Новосибирска, экономист Иван Стариков:

«Сейчас наблюдается феномен, суть которого состоит в том, что отскок экономики, который мы наблюдали со второй половины 2016 года – первой половины 2017 года закончился. Повышение внутреннего спроса, который толкал рост экономики, застопорился. И все это на фоне резкого повышения цен на нефть во второй половине 2017 года. Это говорит о том, что российская экономика, которая в тучные нулевые годы, которая в значительной степени росла за счет высоких цен на нефть, этот мотор заглох навсегда. То есть высокая цена на нефть теперь не будет влиять на экономический рост в стране. По той причине, что у нас сверхдоходы показывает сырьевой сектор, а все остальное тотально убыточно.

Посмотрите на количество банкротств – 6,5 миллиона! Соответственно, все висит на тоненькой ниточке нескольких сырьевых компаний, – в первую очередь, нефтегазовых (и чуть-чуть – металлургических).

Все остальное либо тотально убыточно, либо балансирует на грани нулевой рентабельности. Ну, а поскольку в сырьевом секторе занято не так много населения, а значительная часть работает в других, в том числе в обрабатывающих отраслях промышленности, в которой демонстрируется спад. Все это говорит о том, что средств, несмотря на повышение зарплат за счет нефтегазового сектора нет, а снижение реально располагаемых доходом населения продолжается (не так стремительно как это было в 2015-2016 годах).

Поэтому те полтора процента роста, которые показала российская экономика – это рост «больной» с точки зрения перспектив. Потому что экономический рост, который приводит к снижению доходов населения и к бедности, – это не рост. С учетом экономического роста без повышения внутреннего спроса с учетом исчерпанности сырьевой модели никакого роста больше не будет. И в этом смысле, 0,4-0,5 рост экономики вполне реален».

Уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей, сопредседатель общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Борис Титов:

«То, что даже ВШЭ – «кузница российского монетаризма» – дает совершенно неутешительный прогноз на наступивший год, говорит о многом. Сегодня, действительно, самое опасное – это выдавать желаемое за действительное. Системные проблемы никуда не делись, они лишь пригладились благодаря тому, что нефть не обрушилась, а потихоньку растет. Нужны комплексные решения, мы долго работали над ними и свели в обширную программу «Стратегия роста». Нельзя не отметить, что правительство движется в этом направлении – только что стало известно о расширении программы льготного кредитования МСП, о поддержке спроса путем увеличения социальных выплат. Но это разрозненные шаги, общую тенденцию они не изменят, пока не будут, наконец, сняты розовые очки».

Источник: ФедералПресс

Предыдущая запись Выступление Александра Махлаева на заседании Столыпинского клуба 26 декабря 2017 года
Следующая запись Выступление Дмитрия Чистилина на заседании Столыпинского клуба 26 декабря 2017 года

Вам также будет интересно