Отношения государства и бизнеса так и не вышли из тупика. Комментарий Георгия Бовта
10.08.2017 450 Просмотров

Отношения государства и бизнеса так и не вышли из тупика. Комментарий Георгия Бовта

Президент снова вступился за бизнес, однако подобные разговоры ведутся не первый год. Что действительно помогло бы предпринимателям?

Президент России Владимир Путин снова вступился за бизнес. Находясь в поездке на Дальнем Востоке, он вновь поднял тему административного давления на бизнес со стороны правоохранительных органов, которое, по его словам, «часто является совершенно избыточным». Глава государства заявил: хотя «об этом все время говорили, принимаем решения на этот счет, практика показывает, что принятых решений недостаточно». Он высказал целый ряд предложений, в том числе по изменению законодательства, которые помогут вывести эту ситуацию из тупика.

Президент потребовал сократить количество внеплановых проверок предприятий до не более 30% от плановых, а срок проведения таких проверок ограничить десятью сутками, наказал не держать подследственных бизнесменов под стражей, если против них не ведутся активные следственные действия. Также он предложил расширить полномочия бизнес-объединений, дав им право защищать интересы предпринимателей в суде, в том числе предпринимательского сообщества в целом. Наконец, президент велел прекратить следователям изымать серверы и жесткие диски предприятий в ходе проверок и следствия, чтобы не подрывать работу предприятий, а делать с них копии. Подробнее — в комментарии Георгия Бовта.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов, который подобное не раз предлагал, назвал путинские слова «голосом разума». Не поспоришь. Разговоры о надобности уменьшить давление на бизнес идут не первый год.

Термин «кошмарить бизнес» вошел в оборот с легкой руки Дмитрия Медведева, который аж в 2008 году велел перестать это делать. Однако не перестали. В конце прошлого года Путин в послании Федеральному собранию потребовал у правительства того же Медведева представить предложения о сокращении излишней ретивости правоохранителей в бизнесе. Год назад он же поручил ужесточить ответственность силовиков за необоснованное преследование бизнеса, а Титов подготовил поправки в Уголовный кодекс, предусматривающие защиту предпринимателей от незаконных действий полиции. Впрочем, пока не слышно о громких делах, в ходе которых какой-нибудь силовик понес бы такую ответственность.

Проблема в целом, как снова констатировал президент, не решается. Хотя подвижки есть: меньше стали заключать под стражу на время следствия, кодифицирована либерализация наказаний за экономические преступления, немного упорядочили проверки. Эти подвижки в том числе прямо или косвенно нашли отражение в повышении места России во всяческих рейтингах, оценивающих качество делового климата. Однако президент этим не удовлетворен, и ему хочется решить проблему кардинально, разумеется, не разрушая основ режима и не превращая страну в объект, так сказать, хозяйничанья коммерсантов и олигархов.

Примечательно, что о надобности отпустить вожжи административного давления на бизнес Путин заговорил на фоне очередного ужесточения антироссийских санкций со стороны США. Это порождает надежду на то, что достойный ответ на все эти санкции будет наконец дан в форме раскрепощения предпринимательской инициативы — в духе лозунга «Свободу предпринимательству!», а не «Закрутим все гайки в осажденной крепости!»

Однако в условиях сложившейся в России системы отношений между бизнесом и государством, в том числе с многочисленными силовыми структурами, даже усилий самого Путина мало. Защита предпринимательства более не может осуществляться исключительно в ручном режиме, даже на высшем уровне.

Путин ведь не сможет разобраться в каждом случае «отжимания бизнеса». Он не может вникнуть в детали каждого конкретного наезда силовиков на коммерсантов, не может выступать судьей по каждому экономическому уголовному делу. Нужна принципиально новая правовая система, на защите которой будет стоять независимый суд, а не «шемякин» и не «басманное правосудие».

Тупик, в который уперлись все паллиативные меры в попытках ослабить удушение бизнеса и улучшить инвестиционный климат в стране кардинальным образом, называется одним термином — «судебная реформа». Предприниматель должен иметь возможность апеллировать за справедливостью и защитой от произвола к независимому суду, а не писать всякий раз Путину или, на худой конец, бизнес-омбудсмену, чтобы тот уже писал Путину. Он должен поверить, что в судах будут разбирать его дело не те, кого ГИБДД ловит пьяными за рулем. Или кто помогает отжимать землю у фермеров в пользу мужа-предпринимателя, и не те, кто пишут мотивационную часть судебного решения методом копипаста обвинительного заключения прокуратуры.

Есть некоторый шанс на то, что судебная реформа, к которой Путин подступался еще во время своего первого президентского срока, самого эффективного в плане полезных для экономики преобразований, вновь окажется в политической повестке в связи с предстоящими президентскими выборами. Не случайно сразу две концепции экономической стратегии — Бориса Титова и «Столыпинского клуба», так называемая «Стратегия роста», с одной стороны, и программа Центра стратегических разработок Алексея Кудрина, с другой — предлагают весьма значительные преобразования в судебной сфере, причем Титов в чем-то идет дальше Кудрина.

Если бы эти два весьма осторожных политика не чувствовали запрос сверху на такие предложения, они бы идти с ними к Путину не посмели. Именно судебная реформа становится главным вопросом успешного экономического развития страны и выхода из тупика во всех смыслах.

 

Источник: BFM.RU

Предыдущая запись Ещё раз об ошибках профессора Кудрина
Следующая запись Россия начала майнинговую революцию

Вам также будет интересно