Вернуть пятилетки: экономике нужен план, за который можно спросить
26.07.2017 149 Просмотров

Вернуть пятилетки: экономике нужен план, за который можно спросить

Рост инвестиций частного сектора не смог перекрыть сворачивание финансирования по трем ветвям госэкономики. Отток капитала из России продолжается десятый год и суммарно превысил $700 млрд

274457Абел Аганбегян, академик РАН, завкафедрой РАНХиГС

При переходе к рыночной экономике мы с водой выплеснули и ребенка, отвергнув систему планирования, которую можно было приспособить к успешному хозяйствованию при наличии частной собственности. Об этом свидетельствует опыт многих стран: Франция переняла советские пятилетние планы, Япония до последнего времени развивалась по этой же схеме, Турция продолжает развиваться по таким планам, а Китай недавно принял уже тринадцатую пятилетку.

Мысль о том, что нам надо возродить и приспособить к нашему хозяйствованию преимущества планирования, давно бродит в умах многих хозяйственников и экспертов. Я утвердился в этом мнении после анализа ситуации, когда наша страна на «пустом месте», после трех лет полного восстановления докризисных показателей в 2010–2012 годах, буквально «вляпалась» в стагнацию. Казалось бы, все условия для развития были благоприятны:

— страны мира постепенно выходили из кризисной ситуации, повышали свои темпы, рос объем торгов, финансовых связей;

— в этот восстановительный период Россия разогнала инвестиции в основной капитал (главный источник нашего развития) до 7–8% в год;

— на рекордно низком уровне была годовая инфляция (в 2012 году — 5,1%) и ключевая ставка ЦБ — 5,5%: никогда кредит в новой России не был так дешев;

— цены на нефть превысили докризисный уровень ($95 за баррель в 2008 году) и достигли $110–115;

— российский экспорт вырос с $472 млрд (в 2008 году) до $527 млрд в 2012 году;

— Россию с распростертыми объятиями принимали на мировом финансовом рынке и под низкие проценты предоставляли нам огромные займы: в 2010 году — дополнительно $80 млрд, в 2012-м — $100 млрд, а в 2013-м — еще $90 млрд. Итого — $270 млрд, благодаря которым наш госдолг на 1 января 2014 года вырос до $730 млрд;

— устойчиво вел себя валютный курс рубля: за доллар давали 31 рубль.

Почему вдруг в 2013 году темп прироста ВВП упал втрое — до 1,3% ВВП, а промышленность и инвестиции показали практически нулевой рост? Экспорт вдруг сократился, резко снизился финансовый результат деятельности предприятий и организаций, несмотря на то что цены подскочили до 6,7%. В первом квартале 2014 года темпы валового продукта упали еще вдвое и составили 0,6%. Стало сокращаться строительство, экспорт и импорт. Снизились инвестиции, уменьшился товарооборот и реальные доходы, которые даже в кризис 2009 года удержались.

Заметьте, все это было до присоединения Крыма, до санкций, до будущего снижения цен на нефть, девальвации рубля и т. д. без каких-то видимых причин. Россия оказалась в стагнации, когда все страны продолжали расти.

Рукотворная стагнация

Я детально проанализировал причины перехода к стагнации. Они рукотворны, мы сами создали эту ситуацию, прежде всего «благодаря» сокращению роста государственных инвестиций с 2013 года. Это снижение продолжалось до 2016 года — по всем государственным линиям. Резко, на 25%, уменьшились инвестиции в составе федерального и регионального бюджетов. Более чем на 30% сократили инвестиции пять крупнейших государственных концернов, прежде всего «Газпром», снизивший инвестиции в 2,5 раза — с 1,5 трлн до 800 млрд рублей. Наконец, на 27% уменьшили размеры инвестиционного кредита наши государственные банки. А ведь до этого государство вкладывало в экономику половину всех инвестиций.

Частный сектор, который единственный в это время ежегодно наращивал инвестиции, не мог перекрыть столь резкого сокращения по всем линиям госканалов. Поэтому общий объем инвестиций в основной капитал в России за 2013–2016 годы сократился на 13% при увеличении частных инвестиций на 10%.

Понятно, что такое сокращение по всем государственным направлениям не было инициативой сверху. Никто не приказывал трем ветвям государственной экономики сократить инвестиции на 25–30%  за три года. Это были разрозненные, не скоординированные действия отдельных ветвей власти. Исходя из конъюнктурных причин, руководители этих ветвей думали о чем угодно, только не о благе народа, не о социально-экономическом росте.

При таком сокращении инвестиций экономический рост просто был невозможен. К тому же из России уже десятый год идет отток капитала — суммарно он превысил $700 млрд. Он свел на нет возможности экономического роста от заимствований, сделанных на Западе, и роста экспортной выручки. Экономику тянуло вниз и прогрессирующее устаревание наших основных фондов, которые плохо обновлялись из-за недостатка инвестиций.

 А затем, во второй половине 2014 года, последовали санкции (особенно финансовые) и снижение цен на нефть по инициативе Саудовской Аравии, приведшие к девальвации рубля. Все это перевело стагнацию 2013–2014 годов в рецессию 2015–2016 годов. Началось падение производства и уровня жизни.

Невольно напрашивается мысль: а если бы у нас был план, хотя бы для государственного сектора? При этом плане по каждому крупному государственному объекту были бы указаны инвестиции — и их можно было контролировать. Если кто-то снизит — перекрыть это другими средствами, управлять процессом. При наличии плана мы бы не перешли к стагнации и рецессии.

Задание для экономики

Самое интересное состоит в том, что в указе президента от 7 мая 2012 года о долгосрочной экономической политике содержится задание поднять долю инвестиций в основной капитал ВВП до 25% к 2015 году и до 27% к 2018 году (вместо 21% в 2012 году). Это предполагало ежегодный десятипроцентный рост инвестиций! Но все государственные органы поступили наоборот. Они перешли не к форсированному увлечению инвестиций, а к форсированному их сокращению. Почему? Потому что это не план! Задание президента не было направлено конкретно банкам, «Газпрому», бюджету…

Так и сегодня: как мы будем развивать экономику, если опять ограничимся общим указом — поднять инвестиции?! А кто будет поднимать, непонятно — нет адресата. Необходим план хотя бы для наиболее крупных по госсобственности предприятий и организаций. План должен быть директивный, а в целом по экономике и для частного сектора — индикативный.

Важно также, что план — это не только задание выйти на такую-то цифру по определенному показателю. План — это и система мероприятий, обеспечивающих то или иное развитие. Недостаточно увеличить инвестиции или вложения в экономику знаний, нужно создать условия, чтобы эти инвестиции были эффективны и осуществимы. А для этого необходимы три условия:

1. Снизить инфляцию до 3–4% в год и на этой базе снизить ключевую ставку банков до 4–5% к 2019 году.

2. Создать стимулы для инвестирования и экономического роста (снижать налоги на период инвестирования) — об этом много говорил Владимир Путин на Петербургском экономическом форуме. Об этом говорит и Стратегия роста, разработанная Столыпинским клубом. В России пока наиболее важные дела, от которых зависит экономический рост, дестимулированы.

3. Провести структурные преобразования: снять препятствия, которые возникают на пути инвестиций и экономического роста. Осаждать всех, кто хочет протянуть руку не к своим деньгам. У нас многие захотят присоседиться, как только вы начнете давать деньги. Строите жилье, вам говорят — давай школу и детский сад, дорогу и т. д. В результате вы прекращаете строить.

Сейчас особенно нужен осуществимый план, за который можно спросить. Первое, что необходимо, — создать настоящий погодовой трехлетний план на 2018–2020 годы. После этого — начать разрабатывать пятилетний план на 2021–2025 годы.

Источник: Forbes

Предыдущая запись Губернатор Белгородской области поддержал идеи программы «Стратегии Роста»
Следующая запись 28 июля на платформе «Деловой России» состоится экспертное обсуждение Института экономики роста им. П.А. Столыпина по вопросам «Малоэтажных жилых комплексов»

Вам также будет интересно