Теневая экономика — новый вызов государству
26.04.2017 297 Просмотров

Теневая экономика — новый вызов государству

Уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей Борис Титов — о том, как сделать малый бизнес легальным.

Российские чиновники и ученые бьют тревогу. В России ударными темпами растет неформальная занятость, или, иными словами, теневой сектор экономики. По данным Росстата, там задействован почти каждый четвертый трудоспособный россиянин — 15,4 млн человек. Подсчеты РАНХиГС еще более пессимистичны: в тени работают 30 млн — более 40%. Это уже ближе к оценке Всемирного банка, который считает, что в  России в тени находится до 50% экономики. При этом все единодушны, что теневая экономика растет последние годы. Росстат считает, что она выросла на треть за последние шесть лет. 

Эти цифры — не абстрактный академизм. Они прямо влияют на нашу жизнь. С зарплат в конвертах не перечисляются социальные платежи, а значит, растет нагрузка на социальные фонды. Люди, занятые в тени, рискуют остаться без какой бы то ни было пенсии. От нелегального бизнеса страдает «белая экономика», государство пытается «добрать» денег с тех, кто виден налоговым и проверяющим органам, потому что так легче. Потребителю тоже несладко: доля некачественной и фальсифицированной продукции на рынке доходит до 50%. Всё это показатель того, что борьба с теневой экономикой становится главным вызовом для российских властей.

Можно проводить исключительно политику «кнута», но ничем хорошим это обычно не заканчивается. В качестве такого «кнута» часто вбрасывают в обсуждение идею налога на тунеядство или лишения безработных прав на бесплатную медицинскую помощь. Налог на тунеядство действует в Белоруссии, и его введение обернулось серьезными беспорядками. Если же лишать медицинской помощи неработающих, то это, с одной стороны, будет граничить с геноцидом по отношению к реальным безработным, а они есть тоже, и в немалом количестве, а если исключить из-под этой нормы тех, кто стоит на бирже труда, то мы получим десятки миллионов фиктивно зарегистрированных на биржах труда и вместо экономии выйдут одни траты. Поэтому просто сказать: «Всем выйти из тени!» — не выйдет.

Рост теневого сектора происходит не от хорошей жизни. Если в нулевые горизонт окупаемости проекта был 5–7 лет, то сейчас 10–15. Малый бизнес обложили множащимися запретами, происходит повышение прямых и косвенных налогов и иных обязательных платежей. При Россельхознадзоре, например, действует целая система бойких компаний, которые в обязательном порядке сертифицируют продукцию. Делают они это не бесплатно и отнюдь не дешево. Если всё сложить, то понятно, почему желающих играть «вбелую» всё меньше.

Для решения проблемы к ней необходимо подходить комплексно. Прежде всего нужно на деле, а не на словах ввести институт «самозанятых». Действующий закон выхолощен Минфином до полной пустоты. Вместо 45 видов деятельности для самозанятых отвели всего три, а их регулирование почти ничем не отличается от регулирования ИП. Неудивительно, что реформа потерпела полный крах. Число зарегистрированных самозанятых исчисляется десятками, максимум сотнями на всю страну. Надо реализовать эту реформу по нашему варианту — дать самозанятым простое и удобное регулирование: регистрация в одном окне, исчерпывающий платеж по патенту (без регистрации и отчетности перед соцфондами), автоматическое снятие с регистрации по окончании патента, запрет на проверки. И конечно же увеличить до 45 профессий список видов деятельности для самозанятых.

Второе, что надо сделать, — прекратить административную войну против малого бизнеса. Ввести реальные «надзорные каникулы» для малого бизнеса, отказаться как от плановых, так и от внеплановых проверок сроком на три года.

Отдельное внимание надо уделить развитию всех форм торговли, в том числе организованной уличной и мобильной торговли. Права владельцев нестационарных торговых объектов должны быть защищены.

Рядом по смыслу стоит мера по внедрению методов бюджетного стимулирования заинтересованности муниципалитетов в развитии малого и среднего бизнеса. Мы предлагаем для начала оставлять в  муниципалитетах 75% от прироста налогов от субъектов МСП, а в перспективе и все налоги от малых и средних предприятий. Только так чиновники «на земле» будут реально заинтересованы развивать малый бизнес.

Не стоит забывать и о реальной амнистии капиталов. Настоящая, как видим, снова не сработала из-за недочетов. Да и закон о контролируемых иностранных компаниях научились обходить. Поэтому здесь были бы выходом введение «офшорного» коэффициента на налог на имущество, землю, недвижимость, дивиденды и отмена возврата НДС при экспорте для компаний с офшорными владельцами.

Во всем есть свои плюсы. То, что сейчас являет собой теневой сектор, — это огромный резерв для экономического роста, если его обелить. По нашим расчетам, за счет выхода из тени и создания новых предприятий можно увеличить долю МСП в ВВП с 20% (в денежном выражении 12,1 трлн рублей) до 30% (18,2 трлн рублей) и вернуть на баланс российских компаний со счетов в офшорах активов не менее чем на $150 млрд.

Источник: http://izvestia.ru

Предыдущая запись Правительство отказывается от стратегии экономического развития
Следующая запись Итоги ялтинского форума: помогите бизнесу, и он поможет стране

Вам также будет интересно