Наш дорогой рубль
19.03.2017 263 Просмотров

Наш дорогой рубль

Экономист Александр Широв о смысле укрепления национальной валюты и снижении ключевой ставки ЦБ.

Дальнейшее укрепление курса рубля грозит потерей конкурентных преимуществ на внешних и внутренних рынках, за которые наша экономика заплатила высокую цену — девальвацией национальной валюты, длительным периодом стагнации и снижением уровня жизни населения. По нашим оценкам, уровни курса рубля в 54–56 руб./долл. уже являются достаточно критичными с этой точки зрения. Попытки же искусственного сдерживания курса могут привести к бегству иностранных спекулянтов и избыточному давлению на валютный рынок. В этой ситуации от ЦБ требуется определенное искусство. При этом главным ориентиром для оценки качества денежно-кредитной политики будет ее влияние на экономический рост.

У нас в стране есть проблемы в денежно-кредитной политике: избыточная волатильность курса рубля, проблемы с финансированием оборотного капитала. Однако есть и возможности, связанные с потенциалом роста производства на существующих конкурентоспособных производствах. Для того чтобы запустить рост, требуются буквально точечные действия, которые могут в промежутке ближайших одного-двух-трех лет существенно изменить ситуацию в экономике.

При этом важно понимать и ограничения: нельзя просто взять и резко снизить ключевую ставку ЦБ. Ее снижение, например, до 8% не приведет к ухудшению стабильности, а вот дальнейшее снижение скорее всего уже не будет иметь смысла без комплекса мер по развитию финансовой системы. План таких мер имеется, в частности, в «Стратегии роста» — коллективном труде «Столыпинского клуба» под руководством Бориса Титова. Эта программа все мероприятия экономической политики оценивает как с точки зрения роста, так и с точки зрения имеющихся ограничений. Если сейчас заявим: давайте снижать ставку до 5%, мы получим некоторый рост спроса, но не устраним имеющихся в экономике проблем, а создадим долгосрочные проблемы в финансовой системе.

Дело в том, что закредитованность предприятий и состояние финансовой системы таковы, что на эти дешевые деньги большая часть секторов экономики, к примеру обрабатывающее производство, претендовать не смогут. У них рентабельность такая низкая, а уровень закредитованности такой высокий, что при уровне ставки в 5% спрос на кредиты, конечно, возрастет, но это будет не тот объем, который способен качественно изменить ситуацию в экономике.

С другой стороны — в стране есть значительная часть секторов экономики, у которых закончился инвестиционный цикл: металлургия; нефтяники заканчивают модернизацию; химическое производство; производство строительных материалов — цемента у нас много, только строим мы мало, к сожалению; сельское хозяйство, пищевое производство. По сути, этим секторам инвестиции сейчас не нужны. Спрос низкий, мощности свободные. При снижении ставки эти сектора экономики достаточный спрос на инвестиции не предъявят. А кто предъявит? Машиностроение может. Но их рентабельность на уровне 2–3%. То есть, если мы ставку снизим даже до 5%, для них она все равно будет неподъемной.

При снижении ставки в краткосрочной перспективе деньги окажутся прежде всего в секторах ритейла, операций с недвижимым имуществом и некоторых других секторах экономики. Но это не фондосоздающие сектора, как машиностроение. К сожалению, за последние 3–4 года мы создали ситуацию, при которой уже нет простых решений в финансовой сфере. Нужно проявлять изобретательность. Поэтому «столыпинцы»  предлагают многоканальность финансовой системы. Почему там предлагается увеличить финансирование Фонда развития промышленности? Потому что есть инструмент, который позволяет по низким ставкам направлять деньги в конкретные проекты. Этот инструмент себя хорошо зарекомендовал. Проекты работают, потерь не очень много, коррупции особой не заметно. Этот успех можно тиражировать. Аналогичным образом может быть выстроена работа Фонда развития сельского хозяйства, Фонда АИЖК.

Если мы вспомним кризис 2008–2009 годов, то там не было спада реальных доходов населения. При том что в структуре ВВП доходы от потребления населения составляют 50%, именно граждане были локомотивом, который постепенно вытащил экономику. Сейчас ситуация принципиально другая.

Сейчас население находится в хвосте состава ВВП: впереди экспорт, инвестиции и только в самом конце зарплаты. По статистике видим, что потребление остается под существенным давлением. «Стратегия роста» предлагает решить эту проблему поддержкой наименее обеспеченных слоев населения (на лекарства, продукты). Но исключительно точечной поддержкой. К примеру, перечислением субсидий пенсионерам на социальную карту. Источник финансирования — бюджет (для малообеспеченных граждан) или каналы рефинансирования (для АИЖК). Стимулирование спроса необходимо. Все описанные меры должны работать на восстановление экономической активности в государстве. Однако на реальное восстановление уровня доходов населения можно рассчитывать только в результате устойчивого роста экономики.

Источник: izvestia.ru

Предыдущая запись «Стратегия Роста» становится планом развития регионов
Следующая запись "Стратегия Роста": как России выйти из кризиса

Вам также будет интересно