Путину предстоит выбрать модель роста экономики
20.05.2016 1029 Просмотров

Путину предстоит выбрать модель роста экономики

Автор: Маргарита Папченкова, Александра Прокопенко

Алексей Кудрин предложит не гнаться сейчас за высокими темпами, а заниматься реформами.

Президенту Владимиру Путину на заседании президиума экономического совета 25 мая придется выбирать между двумя концепциями — бюджетного стимулирования и бюджетной консолидации с выходом на устойчивый рост экономики через три года. Такие позиции обсудили участники совета на встрече перед заседанием, рассказывают два участника совета и два федеральных чиновника. Против сторонников бюджетного стимулирования (помощник президента Андрей Белоусов и представитель Столыпинского клуба бизнес-омбудсмен Борис Титов) выступит председатель Центра стратегических разработок Алексей Кудрин.

Ранее Белоусов говорил «Ведомостям», что среди участников совета консенсус: российская экономика может расти по 4% ВВП в год уже с 2018 г. (это принесет бюджету свыше 300 млрд руб., необходимых для модернизации). Но у Кудрина другое мнение, рассказывают собеседники «Ведомостей». Его выступление пересказывает один из участников предварительной встречи: «Не надо гнать страну к экономическому росту в ближайшее годы, для этого нет ресурсов. Максимум можно выйти на стабильный рост ВВП в 1%». Важно снизить дефицит до 1% ВВП, а инфляцию до 4%, а тем временем проводить институциональные реформы — судебной и правоохранительной систем, поясняет он. Представитель Кудрина отказался от комментариев.

Реформу судам

Судебную реформу надо начать с головы, говорит партнер «Пепеляев групп» Роман Бевзенко, бывший руководитель управления частного права в ВАС: в Верховный суд наряду с карьерными судьями должны прийти люди, которых бы уважало юридическое сообщество, и следует восстановить принцип обязательности правовых позиций высшего суда для нижестоящих, что было утеряно при слиянии Высшего арбитражного и Верховного судов. Сейчас непредсказуемость позиций суда очень высока, а даже при плохой, но единообразной практике можно оценить риски, отмечает он. Третий шаг — сделать привлекательной работу в судах первой инстанции: разгрузить их и повысить зарплаты, рекомендует Бевзенко.

Для роста экономики нужен разбег в 3-5 лет, объясняет другой участник встречи. Но сначала необходимо договориться о реформах, говорит он: если запустить их уже с 2017 г., то через 3-5 лет возможны высокие темпы роста. Выпрыгнуть на 4% уже завтра невозможно и опасно, подчеркивает собеседник «Ведомостей». «Это разумная позиция», — оценивает федеральный чиновник: чтобы расти, нужны серьезные структурные изменения. И при $100 за баррель Россия не сможет расти быстрее 1,5-2% без структурных реформ, говорила председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. Без них Россия обречена на вечную стагнацию, предупреждала первый зампред ЦБ Ксения Юдаева.

Белоусов не согласен с тем, что ресурса для роста нет, — он видит его в большой нераспределенной прибыли компаний, которая сейчас лежит на счетах. Ее будут вкладывать, когда начнут снижаться инфляция и квазиполитические риски, говорит директор Центра развития ВШЭ Наталья Акиндинова. Бизнес не склонен инвестировать и это более серьезная проблема, чем отсутствие средств для инвестиций, говорит Акиндинова, — деньги не спасут.

Институциональные реформы могут быть дополнены стимулирующими мерами, считает чиновник — участник совета: «Это позволит выйти из замкнутого круга: компании не инвестируют, потому что ждут снижения спроса, а спрос не растет, потому что не растут зарплаты». Одна из мер, которая может быть предложена президенту, — восстановление инвестиционной льготы. Возможные предложения Минэкономразвития — увеличение лимитов на проектное финансирование (рефинансирование банков под низкую ставку для конкретных проектов), пересказывает федеральный чиновник (представитель министерства отказался от комментариев). «200-300 млрд руб. на рефинансирование ВЭБа и для банков — это бы переломило ситуацию с инвестициями. И кардинально параметры денежной политики не поменяло бы», — говорил зампред ВЭБа, член Столыпинского клуба Андрей Клепач в интервью «Ведомостям».

Экономическая политика последних семи лет полностью определялась такими идеями: бюджетные расходы росли, в том числе за счет забюджетных расходов (например, ВЭБа), льготы раздавались направо и налево, категоричен федеральный чиновник, а результат — кризис. Реализация планов сторонников бюджетного стимулирования экономики приведет к повышению налогов, опасается другой чиновник. «Значительный бюджетный дефицит (вероятно, финансируемый за счет эмиссии ЦБ), масштабные льготные кредиты, использование ЦБ как института развития — такое сочетание способно запустить механизм серьезного финансового кризиса», — писал в докладе для конференции ВШЭ руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич. Это выбор между небольшим ростом с плавным ускорением и циклами взлетов и падений со средним темпом около нуля, говорит федеральный чиновник.

По прогнозу МВФ, в долгосрочной перспективе экономика России будет расти на 1,5% в год без структурных реформ. Аналогичные оценки и в прогнозе Минфина до 2030 г. (1-1,3% в инерционном сценарии). Сейчас у России есть прекрасный шанс заложить основы для уверенного роста в долгосрочной перспективе, писали экономисты Всемирного банка. Реформы ускорят рост, но нужно время, чтобы вернуть доверие, говорит Акиндинова: «Слишком долго доверие разрушали».

У коалиции Кудрина более высокие шансы убедить президента, считают некоторые чиновники: Путин — сторонник бюджетной консолидации, тем более что нужны резервы к выборам. «И, конечно, слова человека, который когда-то сберег деньги в этих резервах, будут иметь большое значение для него», — отмечает один из чиновников. Но рост ВВП на 1% и стабильная макроэкономика — слишком унылая повестка для президента на выборы, замечает другой чиновник: «А если учесть, что реформами будет заниматься все та же команда, что и 15 лет назад, то вообще тоска берет — как будто собрались деды и вспомнили, как гуляли в молодости».

Путину предстоит решить, нужен ли ему для повышения президентского рейтинга рост экономики, говорит главный экономист БКС Владимир Тихомиров: «Если реформы, то это конфликт с элитами или с массами. Но если идти по пути стагнации, то не будет средств на соцрасходы и рано или поздно люди тоже выйдут на улицу».

Источник: www.vedomosti.ru

Предыдущая запись Бизнес-омбудсмен покажет Кремлю программу вывода России в мировые лидеры
Следующая запись Борис Титов: Экономическое мышление Кудрина отстает на двадцать лет

Вам также будет интересно