Михаил Слипенчук: либеральная платформа для выхода из экономического кризиса в 2016 году
03.03.2016 647 Просмотров

Михаил Слипенчук: либеральная платформа для выхода из экономического кризиса в 2016 году

Действуя согласованно и опираясь на ряд практичных и понятных принципов, государству и бизнесу вполне под силу начать выводить страну из экономического кризиса в 2016 году. Эти принципы депутат Госдумы и бизнесмен с большим стажем работы на фондовом рынке Михаил Слипенчуксформулировал по итогам прошедшего 24 декабря с темой «Создать политику гарантированного экономического роста» заседания Либеральной платформы ЕР и Столыпинского клуба. Похоже, что мы действительно это можем.

Состоялось очень важное событие. Собрались специалисты разных областей под флагом Либеральной платформы «Единой России» для обсуждения современного экономического уклада, назревших необходимых действий и реформ для улучшения экономической ситуации в России. Было много суждений, причём самых разнообразных, в большинстве своем академических, но, что важно, с истинным переживанием за будущее России.

Выступали представители власти, учёные, общественные деятели, но практически не было представителей бизнеса. Это грустно, можно предположить, что бизнес не верит в возможность реформ и просто игнорирует такие мероприятия, либо бизнеса в стране уже не осталось, или его просто не приглашают. Между тем мнение практиков могло быть весьма востребованным.

Поскольку до избрания депутатом Государственной Думы ФС РФ мне посчастливилось почти двадцать лет поработать на фондовом рынке, в том числе и на рынке прямых инвестиций, смею предположить, что могу высказать свою позицию и свой взгляд на складывающуюся экономическую ситуацию.

Согласен с рядом выступавших и с организаторами заседания, что из-за текущей денежно-кредитной политики мы наблюдаем удивительный экономический эффект: при чётко определённой цели удержания инфляции и её снижения («таргетирование инфляции») происходит резкое сжимание денежной массы. Это факт, который нельзя не заметить. Количество денег в экономике резко снизилось и продолжает агрессивно снижаться. При отсутствии денежной ликвидности и возможности привлечения предприниматели перестают развивать бизнес, начинают экономить, сокращать издержки, заработные платы, сокращать инвестиции. Происходит сжимание экономики. Последствия могут быть плачевными.

У современной России богатый опыт экономических кризисов и их природа часто похожая, лишь отличалось продолжение. Так, кризис 1998 года был связан с резким оттоком спекулятивного капитала и привел к национальному дефолту, причём по внутренним и внешним долгам и четырёхкратной девальвации. Разрешился он массированной денежной эмиссией. Были напечатаны и запущены в экономику свежие деньги, произошла замена долговых инструментов, экономика отказалась от бартера. Произошёл ренессанс российской экономики. Возрождение сопровождалось резким ростом цен на углеводороды, профицитом бюджета и внешнеторгового оборота.

Кризис 2008 года пришел в Россию извне и был связан с неконтролируемой эмиссией деривативов в финансовой системе США, что изначально очень благоприятно сказалось на мировой экономике в связи с высоким мультипликатором, а проще говоря, с обилием дешёвых инвестиционных ресурсов, но с потерей качества заимствования. Затем глобальный невозврат заимствований и, как следствие, резкое сжатие денежной массы. Российские предприятия были также вовлечены в эту систему дешёвых заимствований по причине «дорогих» российских денег. В какой-то момент предприятиям потребовалась валюта для погашения. На помощь пришло государство, профинансировав недостаток средств. Произошла скрытая национализация крупных предприятий. Мера вынужденная и происходило такое огосударствление экономики не только в России, но и в США, Европе и во всём мире.

Однако, удержав экономику на плаву, впоследствии необходимо все-таки уменьшать роль государства. Что собственно и Европа, и Соединенные Штаты сделали, путем дополнительной эмиссии денег, так называемой «политики количественного смягчения». Все это привело к тому, что экономика спустя пять лет задышала и заработала. Россия продолжила движение по пути строительства государственного капитализма.

В январе 2009 года в своём интервью газете «Ведомости», я предположил, что, выходя из кризиса, мы скорее всего уверенно пойдем именно в сторону государственного капитализма и нам, вышедшим из планового экономического уклада Советского Союза, это, скорее всего, понравится. Легко собирать налоги, легко планировать бюджет, не надо отвлекаться на развитие малого и среднего бизнеса. Роль государства будет увеличиваться, роль частного капитала и предпринимательства будет уменьшаться, соответственно, будут снижаться и инвестиции в их развитие, что приведёт к снижению налогооблагаемой базы этого сектора экономики. Тогда я обозначил два возможных сценария: нам повезет – цены на энергоносители сохранятся на высоком уровне и тогда мы «проскочим», либо произойдет уменьшение диверсификации экономики с неконтролируемыми последствиями. Не повезло.

Сейчас еще не поздно – мы не дошли до той черты, когда обратного пути уже не будет (точка бифуркации). И, на мой взгляд, необходимо оперативно действовать по нескольким одинаково важным направлениям:

Во-первых, необходимо разгосударствление экономики (приватизация), снижение административных барьеров, контроля и зарегулированности в бизнесе, увеличение духа предпринимательства.

Второе, должна быть проведена политика «финансового смягчения». Надо сделать так, чтобы в экономику поступили деньги. Политика сокращения количества банков, может быть, и хороша с точки зрения создания реальной капитализации банков, но денежная масса при этом очень быстро сокращается (по некоторым оценкам, денежный мультипликатор в России сейчас меньше единицы, в то время как в Европе и США – более пяти). Деньги не поступают в экономику, соответственно, происходит снижение промышленного производства и одновременно – потребительского спроса населения, то есть, наблюдаются признаки худшего сценария.

В нынешних геополитических условиях это вдвойне опасно. Мы вынуждены рассчитывать только на свои собственные силы, когда нельзя получить внешнее финансирование сроком более чем на 30 дней, а в реальности даже этого не происходит. Рассчитывая на свои собственные силы, мы должны сами регулировать и денежную массу в стране. Сегодня инфляция сдерживается не за счет увеличения предложения качественных товаров, конкуренции и, соответственно, снижения цен. Нет, у людей просто стало меньше денег, они стали меньше покупать и тратить. Уменьшается потребительский спрос. Это уравнение, в котором есть числитель и знаменатель.

Третье — нам следует обратить внимание на то, что у нас всегда хорошо получалось и до кризиса, а во время кризиса тем более должно получаться еще лучше. Мы богатая страна, но мы почему-то стесняемся слов «сырьевая страна», а это наше достоинство и экономическое преимущество. Пережить кризис нам поможет как раз дополнительное развитие того, что у нас уже развито. Нам необходимо вкладывать деньги в разведку, добычу и переработку полезных ископаемых, особенно экспортно-ориентированных. Еще одним важным направлением для развития является сельское хозяйство. С одной стороны, это политически важные «продовольственная безопасность» и «импортозамещение», с другой – экспортно-ориентированное направление бизнеса, то есть основа стабильности национальной валюты.

Четвертое — необходимо освободить от фискального внимания те отрасли, в которых налоги сейчас не собираются, или их составляющая в консолидированном бюджете мала, и заменить обычное налогообложение там на «вменённый налог» (патенты, лицензии, упрощённой налогообложение). Необходимо стимулировать создание новых рабочих мест, самозанятость и семейный бизнес. Во время кризиса необходимо давать больше свободы и конкуренции. Предпринимателям надо ставить в заслугу создание рабочих мест, и такой должна быть политика каждого губернатора. Тогда будут появляться рабочие места, деньги за счет налогов с заработной платы и налогов с имущества. За этим будущее регионов.

Надо также отметить, что фондовый рынок является самым оперативным и надёжным индикатором любой экономики. Фондовый рынок –- это прогноз и ожидания инвесторов, а также механизм привлечения инвестиций и обмена капитала. Современный российский фондовый рынок характеризуется небольшими торговыми объёмами, низкими ценами на акции (за исключением акций торговых сетей), слабой волатильностью. Он ещё жив, но уже не выполняет возложенных на него функций. Такой негатив усугубляется политикой Регулятора, когда любые операции с ценными бумагами трактуются им как сомнительные финансовые операции. Финансовых инструментов – нет, денег – нет, бизнеса тоже нет. Это прискорбно.

В завершение хочу напомнить анекдот про пессимиста и оптимиста, перекликающийся с анекдотом, рассказанным В. В. Путиным на недавней встрече с прессой: «Пессимист говорит, что уже плохо так, что хуже быть не может. Оптимист ему возражает: «Да что Ты! Может! Может!». Точку бифуркации мы ещё не прошли, резервов у государства достаточно, желание – есть, силы – есть. У нас получится! Будем оптимистами!

Источник: Эксперт.ru

 

Предыдущая запись Где взять деньги: время принятия кардинальных и смелых решений
Следующая запись Без шансов на финансирование: как насытить деньгами экономику страны

Вам также будет интересно