Новая Госдума: правые симпатизируют «Яблоку» и недолюбливают ПАРНАС
24.02.2016 915 Просмотров

Новая Госдума: правые симпатизируют «Яблоку» и недолюбливают ПАРНАС

Осенью 2016 года состоятся выборы новой Государственной Думы. На разных этапах разные партии пытались привлечь на свою сторону Оксану Дмитриеву — политика, который всегда подкупал своими основательными знаниями в экономике и умением аргументированно вести дебаты. И если привлекали, выигрывали. Так было с ее приходом в «Яблоко», потом — в «Справедливую Россию». И вот Дмитриева заявила, что на следующие выборы пойдет в смычке с Борисом Титовым, уполномоченным при президенте по защите  предпринимателей. Он и сам — бизнесмен, сооснователь ассоциации «Деловая Россия», владелец одного из самых знаковых хозяйств на юге России. Титов объявил, что создает новое правое движение. Правда, если в союзниках Дмитриева, то это уже явно какие-то другие правые. Какие? И что у Титова уже есть за хозяйство? Об этом он рассказал в интервью «Вестям в субботу».

Скоро в благословенный уголок юга России, где расположены, наверное, самые именитые виноградники Краснодарского края, между Анапой и Новороссийском, в уголок, который теперь обустроили так, что похоже стало больше на Тоскану или Мендосу, Прованс или Калифорнию, Пьемонт или Майпу, придет лето, станет совсем хорошо. Но и сейчас здесь славно.

Через фильтр зимней дымки видно, какого цвета вода в озере Абрау. Растворенный в ней мел хорош для лозы. Здесь находится знаменитый завод шампанских вин, а под ним — знаменитые подвалы, температура в которых все время держится в пределах от 16 до 18 градусов.

«Здесь все дореволюционной постройки, строил еще Голицын, — рассказывает бизнес-омбудсмен, глава завода «Абрау-Дюрсо» Борис Титов.  —  Есть соединительный туннель между тремя большими туннелями».

На заводе работают специалисты по ремюажу. Работа чревата тем, что иной раз стекло не выдерживает давления винограда-бунтаря и взрывается. И все же, глядя на сотни тысяч целых анонимных емкостей с классическими крутыми плечиками, нельзя было не задаться вопросом уже и политическим. Кого Борис Титов готов назвать из своих избирателей и своих потенциальных, как считается, праволиберальных союзников?

«Я считаю, что Григорий Алексеевич Явлинский — один из очень честных политиков,  принципиальных.  Но взгляды наши с ним расходятся по некоторым вопросам. Мы считаем, что Крым наш. Однако в экономике мы очень близки», — отметил Титов.

— А ПАРНАС, Касьянов?

— Нет. Люди из ПАРНАСа уже были в политике, в управлении страной. Не хочется сегодня возвращаться к политике 90-х.

— Крым наш?

— Мы, бизнесмены, знали, чей Крым, потому что все управление полуостровом, все основные инвестиции в него даже в украинские времена  были русские. Посмотрите, сколько гостиниц, сколько домов! Даже наша «Деловая Россия» имела крупные инвестиции в недвижимость в Крыму.

— Вы не боитесь создавать новый правый политический проект, сказав, что «Крым наш», рассориться с либералами?

— Это прагматичная вещь. Как может быть Крым не наш, когда он наш?! Мы знаем, что здесь живет русский народ, который всегда был за Россию и ждал, что когда-то это должно состояться. Перед кем мы должны оправдываться?

Кто же он такой, непривычный правый Борис Титов, либерал и патриот? Он выкупил производство у предыдущих владельцев, где большинство акций принадлежало государству. Менять производство начал со здравого смысла.

«Самое главное — довести ягоду с поля до завода, до пресса целой. Это было первое, что мы сделали», — рассказал Титов.

Перейдя на европейские стандарты и увеличив производство в девять раз, он, конечно же, может называться успешным бизнесменом. Традиции он чтит и возрождает.

Обезьянка  — символ «Абрау-Дюрсо». Легенда гласит, что у Голицына была обезьянка, которую он обучил на потеху гостям открывать бутылки. Но и к советскому прошлому Титов относится с уважением. Фасад завода отреставрировал, сохранив при этом все ордена с серпами и молотом. Не стал сносить и былую общагу. Правда, это теперь спа-отель. Макет местности надо переделывать все вновь и вновь.

«Макет России должен включать в себя несколько слоев: дореволюционный, советский и постсоветский», — уверен Титов.

— Но одно другого не исключает?

— Абсолютно. Одно — следствие другого.  По истории завода можно смотреть, когда были хорошие периоды, когда плохие.  В 90-е годы был период упадка.

— Как вы, человек правых убеждений, можете такое говорить?

— Потому что у нас еще не было рынка. Я — правый, потому что знаю, что такое рыночное хозяйство и капитализм. Мы пока еще в нем не жили.

Демонстрируя, какой виноград рождает напитки какого цвета, Титов обращает внимание и на те цвета, какие ему совсем не по душе: наклейки времен 90-х. «Была вычурность. Завод шел вниз, а этикетки становились все ярче и ярче», — сказал он.

При этом Титов оговаривается: 90-е — это время, когда мы обрели свободу. Ответственный бизнес, по его мнению, — это тот, который не рвет, а развивает. Он осознает, что его взгляды разделяет, конечно, меньшинство, процентов 20, на которые, впрочем, претендует не он один, но считает и такое меньшинство достаточным, чтобы пройти в следующую Думу.

Борис Титов рассказал, кому в сентябре после думских выборов пить и шампанское и кто его главные конкуренты.  «Как ни странно, для нас самым главным конкурентом являются коммунисты. Сегодня очень многие предприниматели, особенно маленькие, которых больше всего,  очень хорошо убеждаются коммунистами, что они — за малый бизнес», — подчеркнул Титов.

— Недавно лидер КПРФ Геннадий Зюганов проводил Орловский экономический форум и собирал там малый и средний бизнес. 

— Зюганов у нас в «Деловой России» выступал на Столыпинском клубе и был одним из самых зажигательных людей за предпринимательство. Вы знаете, что будет, если власть в стране возьмут коммунисты?

При этом статус уполномоченного по правам бизнеса при президенте не останавливает Титова и от критики властей. Его новенькое производство — это тот фон, на котором он предпочитает отвечать на вопрос о том, какая же новая рыночная экономика требуется сейчас. В чем, в частности, состоят идеи Столыпинского клуба?

«Мы считаем, что мы — истинные либералы, потому что то, что у нас называется либеральной политикой, на самом деле совсем не либеральная, а наоборот, жесткая финансовая политика, которая сжимает рынок», — отметил Борис Титов.

— А что в этом плохого?

— Либеральная экономика — это рыночная экономика, это свобода для бизнеса. А они эту свободу убирают тем, что у нас сегодня ресурсов в стране все меньше и меньше, бизнеса все меньше. Какая же это либеральная экономика?! Они называют себя монетаристами, хотя они только часть монетаризма взяли.

— Вы не называете имен. Вы, получается, против Кудрина?

— Это и Кудрин, и часть сегодняшних Минфина и Центробанка, большая часть нашего экономического блока. Они все-таки приверженцы догм, которые у нас существовали последние 20 лет.

— А что плохого-то в том, что они пытаются сдерживать инфляцию?

— Они не ту инфляцию сдерживают.

Титов считает, что повышение процентных ставок на фоне падения спроса — это путь в никуда. На его взгляд, надо, как в США 1930-х, как в Южной Корее, как в Чили, не бояться стимулирующей денежной политики. И все-таки как его взгляды соотносятся с предвыборными реалиям?

Огромные отдельно стоящие бочки похожи на 5% голосов, которые на думских выборах либералы все никак не могут слить воедино уже больше чем десятилетие. Где гарантия того, что теперь будет по-другому?

«Конечно, 2000-е годы проходили в апатии. И в Советском Союзе все как-то плохо,  и по-новому как-то все не так. Может, вообще, плюнуть на эту политику и жить каждому так, как он может? И вот эта апатия прошла. Было много прибыли в стране, поэтому можно было жить  достаточно хорошо. Но сейчас, когда нефть закончилась, у людей начинается опять появляться интерес к политике, потому что все равно надо понимать, куда поворачивать, направо или налево», — уверен Титов.

Предыдущая запись Борис Титов: бизнес знает, как вывести экономику из кризиса
Следующая запись "ЭКОНОМИКА РОСТА": КАК СДЕЛАТЬ ПРОГРАММУ ПЛАНОМ

Вам также будет интересно