Эхо Мск. Титов: «Мы на стороне роста».
17.06.2016 464 Просмотров

Эхо Мск. Титов: «Мы на стороне роста».

В. Рыжков – Я― Владимир Рыжков и мы работаем в нашей питерской студии, студии радиостанции «Эхо Москвы» на Санкт-Петербургском экономическом форуме. Я рад приветствовать в студии Бориса Титова. Который здесь в трех, если не сказать в четырех лицах. Во-первых, он бизнесмен, во-вторых, он уполномоченный президента РФ по защите предпринимательства. В-третьих, он экономист. А это важно для экономического форума. В-четвертых, он лидер «Партии Роста», которая с экономической программой идет на выборы 18 сентября. Все правильно сказал?

Б. Титов― Да.

В. Рыжков― Борис, сегодня начался форум, с самого утра я слушал дискуссии и выступал и Кудрин, и Улюкаев. И министр финансов Антон Силуанов. И выступал Алексей Кудрин. Основная дискуссия на форуме идет вокруг того, как России выходить из экономического кризиса, как запустить экономический рост в условиях, когда рост начал затухать еще с 2012 года. С 2014 года мы вообще ушли в минус. В этой дискуссии экономической вы на чьей стороне? Или вы на своей стороне

Б. Титов― Мы на стороне роста. Ну собственно все, что мы делаем сегодня направлено на то, чтобы нашу страну повернуть от той экономической политики, которая реализовывалась в последние 15 лет и кстати которая была эффективная для той экономики. Экономики, которая базировалась на экспорте сырья. То есть доход у нас был гарантированный. Эти деньги надо было правильно использовать. То есть принять, правильно использовать и самое главное не допуская каких-то социальных катаклизмов. То есть, обеспечивая финансовую, макроэкономическую, социальную стабильность. Это была та экономическая политика. Мы говорим о том, что это было хорошо, но сейчас у нас исчез один очень важный фактор. Цена на нефть упала. И в этой стабильности мы уже не получаем стабильности, потому что нет дохода. Сегодня надо научиться зарабатывать по-новому. Сегодня нужно думать о том, как инвестировать в предприятия, создающие уже не природную ренту, а добавленную стоимость. Поэтому мы вышли с этой программой, которую мы называем «Экономика роста» и Партию назвали именно роста, потому что мы все в одном сегодня работаем алгоритме. Мы идем в политику, прежде всего, для того чтобы менять экономику страны. И менять ее в сторону конкуренции, рынка, частного бизнеса. Реальных промышленных предприятий, сельскохозяйственных, современных агропредприятий. Ну и конечно, инновационные сферы. Поэтому мы сегодня думаем, что это главная тема нашей и экономической, и политической повестки дня.

В. Рыжков― Вас часто упрекают в том, упрощенное представление о вашей программе, что Борис Титов предлагает напечатать денег. И раздать отечественному бизнесу. И тут же напоминают про печальный опыт 90-х годов, когда осуществлялась денежная эмиссия, это приводило к обесценению рубля, гиперинфляции, конвертации рубля в доллары и вывоз капитала за границу. И так далее. Что вы отвечаете этим скептикам и критикам. Вы действительно хотите напечатать много-много триллионов рублей и обрушить…

Б. Титов― Мы не можем запустить печатный станок, потому что он уже запущен. И печатает деньги в значительно больших объемах, чем мы сегодня предлагаем.

В. Рыжков― Мне попалась оценка Сергея Алексашенко, минимальная его оценка, что за прошлый год ЦБ эмитировал минимум полтора триллиона рублей.

Б. Титов― Больше. Ну, по нашим данным только 3,5 поддержку банков, плюс еще, вот сейчас эмитирует. Потому что мы тратим резервы, это должно быть компенсировано в рублях.

В. Рыжков― Почему же нет роста.

Б. Титов― Эмиссия идет не в рост, она идет на поддержание денежной системы. и поддержание банковской системы.

В. Рыжков― Что вы предлагаете?

Б. Титов― Мы предлагаем, чтобы эти деньги, наша сумма, во-первых, значительно меньше – полтора триллиона в год. Шла именно по специальным целевым связанным каналам для предприятий, не каких-то крупных проектов типа Москва-Казань или Транссибирские железные дороги. А для тысяч предприятий, которые сегодня могут развивать свои проекты в различных отраслях нашей экономики. Мы встречались у президента, Кудрин выступал, я выступал, мы показывали, прежде всего, где может развиваться экономика. В каких отраслях, секторах регионов. И полно возможностей и главное что деньги довести туда с нормальными инвестиционными рисками, то есть, как инвестирует частный бизнес, вполне возможно, чтобы их не воровали, неправильно не использовали. А были реально направлены на реальные проекты. Поэтому это второй момент, который говорит о том, что не будет никакой инфляции. Потому что если мы инвестируем в реальный проект, то создается новая добавленная стоимость. Например, мы на полтора триллиона выдали туда денег, хотя это необязательно эмитированные новые деньги, это могут быть и займы, которые государство может осуществлять. И деньги, которые оно могло бы взять у населения, это разные источники. Мы об этом тоже говорим. Так вот, полтора триллиона инвестируют, но добавленная стоимость если будет создаваться на 2 триллиона, поэтому новая добавленная стоимость будет компенсировать эту денежную массу избыточную, которая придет в экономику. И последнее — эти деньги возвратные. Они все равно вернутся назад. Поэтому это пусть даже не эмиссия, это по существу дать деньги в долг промышленности, которые вернутся через определенное время назад.

В. Рыжков― Ваши оппоненты скажут, что в ваших словах есть логическое противоречие. Когда вы говорите о том, что деньги будут возвращены, а перед этим вы сказали, что сейчас государство закрывает триллионные дыры госбанков, которые вложили, ну например, в объекты, связанные с Олимпиадой в Сочи.

Б. Титов― Но мы же не предлагаем новый Сочи.

В. Рыжков― И скептики говорят, что вот раздадут деньги, потом деньги эти не вернутся…

Б. Титов― Еще раз, надо создавать специальные механизмы инвестирования. Мы, бизнес знаем, как это делать. Инвестиционные банки как инвестировали частные банки, так и инвестируют в российскую экономику. Поговорите здесь с инвесторами. И российскими, и иностранными. Частный бизнес умеет инвестировать так, чтобы деньги возвращались и еще с добавленной стоимостью. С прибылью. А если мы говорим о неумении нашего государства инвестировать, мы дадим эти инструменты. Мы говорим о том, что должно работать проектное финансирование, которое работает во всем мире кроме нашей страны. Хотя уже есть даже специальное законодательство, в законах есть определение как СОПФы – специальное общество проектного финансирования. Но мы их не используем вообще. Более того, Набиуллина заявила о том, что вообще не надо сейчас развивать проектное финансирование. Потому что слишком много ликвидности у банков. Это просто обман. Потому что да, ликвидности сегодня много, но она очень дорогая. И она не идет в реальный сектор. По таким ставкам и на такие сроки никто брать эти деньги не может. Мы все время им говорим, давайте завтра проведем эксперимент. Предложите условно несколько десятков миллиардов рублей по пять процентов годовых. И свободно на свободном рынке. У вас будет очередь стоять из тысяч компаний, которые захотят взять такой кредит. Если вы снизите ставку, то этой ликвидности явно не хватит, нужна еще новая.

В. Рыжков― Борис, ваши оппоненты приводят еще один аргумент за то, что этот путь неверный. Аргумент такой. На депозитах предприятий сейчас скопились гигантские деньги. Речь идет о триллионах рублей. Ну хорошо, вы предлагаете создать специальный механизм кредитования…

Б. Титов― Я уже все понял. Можно я отвечу. Деньги не на наших счетах. Не на счетах предприятий реального сектора. Эти деньги лежат на счетах, один Сургутнефтегаз сегодня, у него несколько десятков миллиардов долларов лежит на счету.

В. Рыжков― То есть надо разделять два сектора экономики. Сырьевой, который продолжает получать сверхприбыли и производственный…

Б. Титов― И еще одно, что нам говорит Улюкаев, что в прошлом году предприятия показали огромную прибыль, консолидированный баланс вырос сегодня.

В. Рыжков― Но 98% это ТЭК.

Б. Титов― Конечно. И кроме того только бухгалтерская прибыль, потому что пересчет курсовой разницы. Это не те деньги, которые могут быть инвестированы.

В. Рыжков― Еще один аргумент, который приводят сторонники другой модели. Что надо идти не путем создания государственных механизмов инвестирования и поддержки, потому что как они говорят, есть риск коррупции. Кто будет решать давать кому деньги, не давать. Есть риск неэффективных вложений и так далее. Они говорят, что нужно идти более сложным другим путем. Улучшая общий инвестиционный климат в стране. Упрощая налоговую систему. Снижая нагрузку административную, проверочную и так далее.

Б. Титов― Мы тоже за это.

В. Рыжков― То есть вы предлагаете совмещать.

Б. Титов― У нас десять основных направлений. Мы говорим о том, что не работает программа наша «Экономика роста», если мы хотя бы одно из направлений выкинем, не реализуем. Это интегральная программа. Система решений. Поэтому там и суды, там и налоги, и тарифы. Там и наше отношение с Западом, например. Мы считаем, что невозможны сегодня реформы, если мы эти отношения не улучшим. Не откроем границы для нормального перетока и финансов и товаров. Поэтому мы сегодня говорим о том, что это все нужно. Но это не будет работать, если не будет новой денежной кредитной политики. Если мы по-прежнему будем стабилизировать все, высасывать деньги из экономики, а не давать деньги в экономику. Поэтому вот эта дискуссия была в большинстве стран в последние годы после кризиса 2008 года. В 2009-2010 году. И также старые условно назовем монетаристскими финансовыми системами или финансовыми управляющими, которые управляли экономиками стран раньше, также в штыки воспринималась идея количественного смягчения. Но в результате взяло верх количественное смягчение и в тех странах, где взяло верх, там мы видим результаты. Это и США, и ЕС, который дольше принимал решение, позже его принял, почти Грецию ни угробил по пути. Но, тем не менее, сегодня экономика выходит из кризиса европейская.

В. Рыжков― А мы то же самое делаем. Если у нас ЦБ делает эмиссию это тоже одна из разновидностей количественного смягчения.

Б. Титов― Эта эмиссия или идет на затыкание дыр бюджета, как сегодня идет эмиссия в настоящий момент, потому что мы тратим резервы так называемые, они в долларах, а тратим мы их в рублях. То есть мы должны выкупить доллары. ЦБ должен обменять и он уже сегодня эмитирует огромное количество денег. Но эти деньги куда идут? На поддержание дыр в бюджете. Это зарплаты бюджетникам. Это те программы социальные, которые мы реализуем. Это идет прямо в спрос. То есть в увеличение инфляции. А также идут деньги на поддержание банков, которые тут же обменивают их на валюту и спекулируют на курсе. Это ничего не дает для экономики. Мы говорим, хотя бы полтора триллиона потратьте на экономику, в конце концов.

В. Рыжков― Борис, мы недавно были на прямой линии с президентом. И там был целый ряд вопросов от предпринимателей о том, что несмотря на все декларации, обещания, добрые намерения властей сократить административный пресс, сократить число проверок, давление и так далее, административное давление продолжает угнетать бизнес.

Б. Титов― К сожалению.

В. Рыжков― Более того, мне попалась недавно статистика, что в тенденции за несколько последних лет число малых и средний предприятий в стране продолжает сокращаться. Как и доля малого бизнеса в российском ВВП. Вот вы как уполномоченный по правам человека бьетесь. Я это вижу. Президент уже говорит в своих посланиях вашим языком. Я там вижу, две с половиной страницы явно написаны Борисом Титовым. Что происходит. Это паралич политической воли. Это ведомственные интересы, которые берут верх над общенациональными интересами. Или это просто лень государства и нежелание ничего менять.

Б. Титов― Скорее всего это все вместе понемножку. Конечно, есть и защита мундира, есть и какой-то коррупционный интерес, хотя его меньше становится, если по правде сказать. Коррупции у нас в стране становится меньше. Зарплаты чиновникам растут, это да, но коррупции чуть-чуть становится меньше. Но есть и сегодня такая фетишизация этой стабильности. Стабильность она и финансовая, которую обеспечивал Кудрин раньше, который кстати сегодня это продолжает делать. И стабильность социальная, включая законность в стране. Для этого нужны очень сильные правоохранительные органы. Бизнес всегда где-то там на втором плане, потому что у нас всегда есть хороший источник – экспорт нефти, газа, сырья. От этого мы и живем. Вот сейчас этого уже не происходит. Поэтому я думаю, что если мы встретимся на следующем форуме, то повестка дня может быть другая. Конечно, она будет зависеть, примем мы новую экономическую программу или нет, если мы оставим все как есть, то мы вообще перестанем говорить об инвестициях. Мы возведем заборы и конечно, роль правоохранительных органов возрастет. Она возрастает для сохранения порядка, но одновременно они начинают больше кормиться от бизнеса. То есть поэтому их роль возрастет. Но если мы сегодня примем новую экономическую политику и дадим дышать бизнесу, инвестируем в будущее российской экономики, тогда мы увидим, что роль правоохранительных органов будет сама постепенно очень серьезно снижаться.

В. Рыжков― Задам прямой жесткий вопрос. Вы называли цифры, вы писали президенту о количестве возбуждаемых уголовных дел против предпринимателей. О том, сколько из них доходит до суда и до реального тюремного заключения. Президент потом воспроизводил ваши цифры из вашего доклада.

Б. Титов― 200 тысяч.

В. Рыжков― Все то же самое?

Б. Титов― Выросло. Сейчас по результатам 2015 года – 220 тысяч.

В. Рыжков― Музыка вашей речи оптимистичная: я верю, что через год мы. И тут же вы говорите, что число уголовных дело против предпринимателей растет. Ну где логика?

Б. Титов― Потому что до сих пор пока не приняты никакие экономические программы. Просто сегодня мы еще живем в старой парадигме. Мы пока ждем, что цена на нефть увеличится, и используем резервы. Если мы сегодня увидим, что ничего не вырастет, и резервы уже иссякают, то придется думать о новой экономике.

В. Рыжков― То есть жизнь заставит.

Б. Титов― Два пути: или возвести заборы, Россия всегда свою неэффективность прятала за высокими заборами. А это заборы и экономические, и политические. И это огромные ограничения для людей. Это запреты во многих сферах жизни. Или мы пойдем по пути рыночной экономики, развития рынков, инвестирования в промышленность и многие, о чем я сегодня говорил, тогда эти заборы не нужны. И тогда и правоохранительные органы поймут свое место и их количество сократится. Потому что новая экономика будет брать свое.

В. Рыжков― Спасибо большое. Я беседовал в питерской студии «Эха» на экономическом форуме с Борисом Титовым, уполномоченным по правам человека, лидером Партии роста, экономистом и бизнесменом. Борис, спасибо большое.

Б. Титов― Спасибо.

Источник: http://echo.msk.ru

Предыдущая запись В Петербурге стартует международный экономический форум
Следующая запись Владимир Путин настаивает на персональной ответственности силовиков за незаконное разрушение бизнеса

Вам также будет интересно