В ожидании стратегии, в спорах о тактике
17.05.2016 572 Просмотров

В ожидании стратегии, в спорах о тактике

WSJ вышел с материалом о якобы ожидающемся повышении налогов после 2018 г. Дескать, повысят именно НДС, но после выборов. Хочется сказать коллегам: да мы и сами еще не знаем, что будем делать. Вернее, планов и идей много, а вот какие будут, а какие не будут реализовываться, еще не ясно. В этом, если честно, и есть главная проблема. Об этом рассуждает в программе «Реплика» экономический обозреватель Алексей Бобровский.

Сегодня многие экономисты, эксперты ждут официальную позицию властей по экономической стратегии. Она очень нужна. Есть уверенность, что экономика наша может расти на 4% в год и более. Уверены в этом эксперты с самыми разными взглядами на экономику. Ждут очень заседания президиума экономического совета при президенте, которое назначено на 25 мая. Ждут идей от нового председателя Центра стратегических разработок — Алексея Кудрина. Свои прогнозы на три года сделало министерство экономического развития: 4,5% роста в год, уверены там, возможно. Есть четкая программа от Столыпинского клуба, который объединил очень разных по взглядам экономистов, она подразумевает даже более высокие темпы роста нашей экономики. Надо просто определиться, каким курсом пойти.
Наверное, кто-то вспомнит, что вот и сейчас идет работа над стратегией 2030. На что правильнее было бы ответить, что есть и стратегия 2020. Если кто-то ее и читал, то, наверное, удивлялся, как бы покорректнее выразиться, взятым с потолка прогнозным значениям. Так, например, курс доллара в 16 -17- м году, там 36-38 рублей… И много других интересных моментов. Одним словом, к реальности этот документ имеет мало отношения. Между тем, учитывая, что он рассказывает о стратегии развития страны и прогнозирует конъюнктуру до 20-го года, а на дворе только 16-й, подразумевается, что мы и сейчас как-то должны принимать во внимание этот вот план. Непонятно только зачем. Это я к тому, что если в новой стратегии 2030 снова постараются объять необъятное, то может получиться опять странно. На прошлой неделе некоторые наши коллеги накинулись на Минэкономразвития с их прогнозом на ближайшие три года. Сам по себе прогноз — это еще не план действий. Но когда он предполагает снижение реальных зарплат и другие неприятные выводы, удержатся от комментариев бывает сложно.

Сегодня очень много противоречий по целому ряду вопросов, точно ответив на которые, мы могли хотя бы примерно понять, в каком направлении мы движемся. Это могло бы быть контурами настоящей стратегии экономического развития.

Сегодня нет ответа на вопрос, каким образом мы будем добиваться 4%-го роста экономики, а может, даже и более высоких темпов. Где эти точки роста, будем ли мы стимулировать там рост или само как-то вырастет?

Нет ответа на вопрос о том, что мы сначала делаем: снижаем инфляцию, а затем можно ждать уже роста экономики. Или расти уже можно, пока даже не снизив инфляцию до целевых значений? Как снижать эту самую инфляцию: сдувая потребление или пытаясь взять под контроль такие моменты, как рост тарифов. Нет консенсуса и в вопросе, что и когда приватизировать. У Минэка позиция понятная, но в некоторых других ведомствах — и главное в самих компаниях — в необходимости снижать долю государства сомневаются.

Если и не продавать госкомпании, имеет ли государство право на более высокий дивидендный доход как главный акционер? А то правительство говорит одно: мол, будем брать по 50% c чистой прибыли, а компании прямо отвечают, что платить не будут.

Как быть с реформой пенсионной системы и пенсионным возрастом — даже в правительстве как минимум три точки зрения, а времени для маневра все меньше. Кстати, о маневре: налоговые вопросы в нефтянке — еще один камень преткновения. Опять-таки в правительстве единства по этому поводу нет и близко.

Мы очень плохо понимаем процессы, происходящие в мировой экономике, а это важно, ибо зависимость наша от внешних факторов колоссальна! Есть те, кто предлагает перестраивать экономику с целью большей опоры на собственные силы, а не на внешние угрозы. К мобилизационной экономике мы возвращаться не хотим, но влиять на мировые рыночные процессы не умеем, да и предсказывать их изменение тоже. Вот, собственно, новая настоящая стратегия на эти вопросы ответить и должна. Получим стратегию — получим и ответы на все вопросы. А то WSJ, вон, говорит: налог на НДС поднимем, после 2018 будем… Да кто ж его знает! Как говорится, где мы и где 18-й год?!

Источник: www.vestifinance.ru

Предыдущая запись Россияне прощаются с долларом
Следующая запись "Экономику Роста" представят Владимиру Путину

Вам также будет интересно