Запоздалый оптимизм Орешкина
09.09.2017 351 Просмотров

Запоздалый оптимизм Орешкина

Максим Орешкин, Эльвира Набиуллина и другие экономисты и политики пересматривают прогнозы экономического роста на 2017 в сторону повышения. Но они ошибаются: впереди – замедление роста. Однако есть время и пути для исправления ситуации

В начале года всё шло к росту ВВП на 3%

Министерство экономического развития повысило прогноз роста ВВП в 2017 году, сообщил министр экономического развития Максим Орешкин. Повысили оценки роста Центральный банк, Bank of America Merrill Lynch (см. «МЭР пересмотрело прогноз роста ВВП России на 2017 год»).

Но эти прогнозисты смотрят в зеркало заднего вида. Статистика за первое полугодие 2017 года оказалась лучше, чем ожидалось, поэтому Орешкин и другие начинают с оптимизмом смотреть в будущее. Хотя прогнозы пора снижать.

О том, что экономика России зависит от динамики реальной денежной массы (РДМ) «Эксперт» писал в публикациях «Совет Экономическому совету», «Как избежать «японской» ловушки» и других.

В апреле 2017 года в статье «Деньги и экономические прогнозы» (журнал «Эксперт» №17) приведены три сценария для экономики России.

Сценарий роста ВВП на 3,1-3,8% реализовался бы, если темпы прироста РДМ составили бы 16% к концу 2017 года (таблица, прогноз 1)

Таблица. ВВП вырос бы на 3,1-3,8%, если темпы прироста реальной денежной массы (РДМ) составили бы 16%.

 tab.jpg Сергей Блинов, «Деньги и экономические прогнозы», таблица 4, журнал «Эксперт» №17, апрель 2017 года.

СЕРГЕЙ БЛИНОВ, «ДЕНЬГИ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОГНОЗЫ», ТАБЛИЦА 4, ЖУРНАЛ «ЭКСПЕРТ» №17, АПРЕЛЬ 2017 ГОДА.

В апреле этот сценарий выглядел как реализуемый (обозначен цифрой 1 на графике 1).

График 1. ВВП в России вырос бы на 3,1-3,8%, если бы тенденция начала года продолжалась.

 gr1.jpg ЦБ, Росстат, расчёты Сергея Блинова. Пунктирной линией и цифрой 1 обозначен сценарий роста РДМ на 16% к концу 2017 года.

ЦБ, РОССТАТ, РАСЧЁТЫ СЕРГЕЯ БЛИНОВА. ПУНКТИРНОЙ ЛИНИЕЙ И ЦИФРОЙ 1 ОБОЗНАЧЕН СЦЕНАРИЙ РОСТА РДМ НА 16% К КОНЦУ 2017 ГОДА.

И дела в экономике налаживались, например, вышел в плюс рынок легковых автомобилей, стали расти инвестиции. Это сказалось на статистике первого полугодия 2017 года. Поэтому Орешкин и пересматривает прогнозы в сторону повышения. Но к августу ситуация уже изменилась.

Прогноз ВВП ухудшается

Денежная ситуация с апреля ухудшилась. Рост РДМ на 16% уже маловероятен. На 1 августа 2017 года РДМ выросла на 4,9%, значит рост ВВП составит 0,9-1% за год, если ничего не изменится (график 2).

График 2. Динамика РДМ остановилась на уровне 5%, что соответствует росту ВВП на 0,9-1%.

 gr2.jpg ЦБ, Росстат, расчёты Сергея Блинова. Цифрой 3 на графике обозначен сценарий, который реализуется.

ЦБ, РОССТАТ, РАСЧЁТЫ СЕРГЕЯ БЛИНОВА. ЦИФРОЙ 3 НА ГРАФИКЕ ОБОЗНАЧЕН СЦЕНАРИЙ, КОТОРЫЙ РЕАЛИЗУЕТСЯ.

Опасаюсь давать такой прогноз, когда вокруг оптимисты, например, упомянутый выше Максим Орешкин. Но, похоже, в ближайшее время «неожиданно» ухудшатся показатели промышленности и других секторов экономики, как это происходило в последние 30 лет. Динамика РДМ объясняет взлёты и падения российской экономики с 1990 года (график 3). И 2017 год не будет исключением.

График 3. Динамика денежной массы с поправкой на инфляцию (РДМ) объясняет взлёты и падения российской экономики с 1990 года.

 gr3.jpg С. Блинов, «Денежный светофор – итоги июня»

С. БЛИНОВ, «ДЕНЕЖНЫЙ СВЕТОФОР – ИТОГИ ИЮНЯ»

Ситуацию может исправить Центральный банк. И успеть с этим до выборов президента.

Что может Центробанк

Возникает резонный вопрос: может ли центральный банк управлять денежной массой? До 1960-х годов экономисты полагали, что количество денег в экономике определяется потребностями экономических агентов (предприятий, государства и частных лиц) и мало зависит от действий центральных банков.

Перелом в мышлении наступил в 1963 году, когда вышел фундаментальный труд Милтона Фридмана, впоследствии ставшего нобелевским лауреатом, и Анны Шварц – «Монетарная история США, 1863-1960». На многочисленных примерах авторы показали, как действия и бездействия ФРС привели к сокращению денежной массы в США в 1929-1933 годах на 38%, что и стало причиной Великой депрессии. Влияние центральных банков на динамику денежной массы было убедительно доказано.

Бен Бернанке, университетский профессор и знаток идей Милтона Фридмана, оказался на посту ФРС во время кризиса 2008 года. Благодаря знанию причин Великой депрессии, Бернанке действовал быстро и не допустил сокращения денежной массы, опасного для экономики США. Практика подтвердила идеи Фридмана.

Денежная масса и денежная база

Центральные банки увеличивают или уменьшают денежную массу, управляя денежной базой. Денежная база в России – это 11 триллионов рублей (на август 2017) и на 75% она состоит из наличных денег в обращении. Это в 3,3 раза меньше денежной массы (39 триллионов рублей на август 2017 года). Денежную базу Центральный банк «может контролировать практически напрямую», подтверждает экс-министр финансов Алексей Кудрин[1].

Значение денежной базы в том, что в России от неё на 99% зависит объём денежной массы. (график 7).

График 4. Изменения в денежной массе на 99% объясняются изменениями денежной базы.

 gr4.jpg ЦБ РФ, расчёты С. Блинова

ЦБ РФ, РАСЧЁТЫ С. БЛИНОВА

Это означает, что Центральный банк России на 99% определяет денежную массу в стране, увеличивая или уменьшая денежную базу. Пример: в 2008 году ЦБ во главе с Сергеем Игнатьевым провёл валютные интервенции на 200 млрд. долларов, в результате которых денежная база сократилась на 23% в реальном выражении. Такое сокращение денежной базы стало причиной сжатия денежной массы на 22% в реальном выражении и последовавшего резкого падения ВВП в России.

Денежная масса, инфляция и ставка

Итак, обеспечить номинальный рост денежной массы для ЦБ не проблема, достаточно увеличить денежную базу. Но для роста экономики нужен рост РДМ, денежной массы в реальном выражении, то есть, с поправкой на инфляцию. Если номинальная денежная масса вырастет, но инфляция увеличится, то реального роста денежной массы может и не произойти.

Так было в 1992 году: денежная масса выросла в 7 раз, но цены увеличились в 26 раз. В результате покупательная способность денежной массы сократилась на три четверти. Следовательно, РДМ, денежная масса с поправкой на инфляцию, сократилась также на три четверти с соответствующими катастрофическими последствиями для экономики. ВВП упал на 18(!) процентов!

Вывод: Номинальный рост количества денег не работает, когда это вызывает рост инфляции.

Снижение ставок Центральным банком увеличивает номинальную денежную массу за счёт роста кредитования. Но то же снижение ставок провоцирует и инфляцию, которая «съедает» денежную массу в реальном выражении, она сжимается. Замкнутый круг.

Правильное решение

К счастью, для увеличения денежной базы (и денежной массы) центральные банки используют ещё один инструмент: операции на открытом рынке. Когда Центральный банк покупает активы (например, правительственные облигации, золото, валюту) за рубли, то это увеличивает и денежную базу, и денежную массу.

Этот способ использовал Бен Бернанке в приведённом выше примере, увеличив денежную базу в 4,5 раза за 6 лет. ФРС скупала государственные и корпоративные облигации. Этот же способ использовал Банк России в 1999-2008 годах: денежная масса росла не из-за ставок, а в результате покупок активов центральным банком на триллионы рублей. Активом для покупок выступала валюта, поэтому золотовалютные резервы увеличились за эти 10 лет на 500 с лишним миллиардов долларов.

Экономический рост 2000-х годов стал следствием такой политики. Чтобы денежная масса росла в реальном выражении, использовался тандем двух инструментов ЦБ: операции на открытом рынке наращивали денежную массу, а ставки ЦБ выше 10% не давали инфляции «съедать» этот рост. Поэтому рост РДМ в 1999-2008 годах составлял 20-50% в год, а средний рост ВВП — 7% в год.

Успеваем до выборов

Динамика денежной массы в России к августу 2017 года соответствуют застою ВВП (жёлтая зона на графиках 2 и 3). Чтобы выйти в зону уверенного экономического роста (для российской экономики это рост ВВП на 5% и выше), необходим рост РДМ на 20% и выше (зелёная зона на графиках 2 и 3).

Для этого у ЦБ в арсенале два испытанных инструмента: операции на открытом рынке для наращивания денежной базы, и ключевая ставка (которую надо не снижать, а, возможно, наоборот, повышать), чтобы контролировать инфляцию и поддерживать курсовую стабильность.

Если ЦБ стартует в сентябре, то первые результаты в виде повышения динамики ВВП до 4-5% будут видны уже к Новому году, а к марту будущего года, к выборам президента, сегодняшние экономические проблемы сохранятся только в воспоминаниях.


[1] «Вопросы экономики», 2017, №5, стр. 10. http://csr.ru/wp-content/uploads/2017/05/Voprosy-ekonomiki.pdf

Источник:  expert.ru

Предыдущая запись Титов предложил допускать к продаже и покупке криптовалюты всех желающих
Следующая запись Как подстегнуть ВВП: ставка на «умную экономику» ускорит рост

Вам также будет интересно