За пенсионный возраст развернулась идеологическая борьба
12.04.2017 264 Просмотров

За пенсионный возраст развернулась идеологическая борьба

Дефицит или переизбыток рабочей силы в стране зависит от «партийной принадлежности» экономистов.

Для продвижения собственной экономической программы в России можно манипулировать не только оценками, но и базовыми фактами – показывает практика. Такой стиль обсуждения был представлен на ежегодной Апрельской конференции в Москве, которую проводит Высшая школа экономики (ВШЭ). Так, бывший и нынешний министры финансов выступили с противоположными оценками зависимости России от цен на энергоносители. Нет ясности и с базовыми предпосылками для пенсионной реформы. Добиваясь повышения пенсионного возраста, Алексей Кудрин утверждает, что стране грозит нехватка рабочей силы. Это полностью противоречит расчетам других экспертов, которые указывают на избыточную и неэффективную занятость в России.

В стране все меньше ясности, что происходит с экономикой. Потому что и чиновники, и представители экспертного сообщества не просто ведут дискуссии по поводу оценок и интерпретаций. Борьба мнений – это было бы как раз правильно. Но вместо этого чиновники и эксперты нередко строят свои экономические программы на прямо противоположных базовых фактах, которые, казалось бы, в отличие от мнений должны быть неизменными, как условия задачи. Ведь либо у нас день, либо ночь, либо зима, либо лето – либо дефицит ресурсов, либо переизбыток, либо сокращение негативных тенденций, либо нарастание.

Вчера на стартовавшей в Москве XVIII Международной научной экономической конференции ВШЭ бывший и нынешний министры финансов поспорили по поводу зависимости России от сырьевых цен.

Так, глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин отнес к структурным проблемам экономики РФ «чрезвычайную зависимость от нефти». «Поэтому пока цена на нефть будет низкая, у нас не будет роста. Мы не перешли от старой модели работы нашей экономики. Новая не появилась пока. Наша зависимость от нефти остается достаточно высокой», – добавил он.

Иного мнения глава Минфина Антон Силуанов: «Зависимость российской экономики от сырьевой составляющей сокращается». Бюджет страны все меньше формируется за счет нефтегазовых доходов. Силуанов признал, что это связано скорее всего с падением сырьевых цен на внешних рынках, но, по его словам, болезненный момент все же пройден. «Цена нефти, обеспечивающая сбалансированность нашего платежного баланса, сейчас составляет 35–40 долл. за баррель. В 2013 году это было около 100 долл.», – цитирует министра РИА Новости.

Не только оценки нефтяной зависимости вызывают споры. Также в экспертном сообществе есть разногласия по поводу базовых условий для пенсионных преобразований. Алексей Кудрин вчера заявил, что «в ближайшие 15 лет мы потеряем примерно 10 млн граждан в трудоспособном возрасте».

Также о дефиците рабочей силы предупреждают специалисты Экономической экспертной группы и Научно-исследовательского финансового института, которые готовят Минфину обоснование для повышения пенсионного возраста. В докладе, подготовленном к Апрельской конференции, они сообщают: «К 2030 году дефицит работников на рынке труда составит 2,1–3,8 млн человек… С точки зрения рынка труда повышение пенсионного возраста является не только желательным, но и необходимым условием его стабильного развития в ближайшие годы».

И эти расчеты противоречат тем данным, которые ранее представили в программе «Стратегия роста» специалисты Института экономики роста им. Столыпина. В частности, они призывают «не допускать повышения пенсионного возраста до достижения продолжительности жизни в России 75 лет». Они сообщают не о дефиците трудовых ресурсов, а как раз об избыточной занятости: в бюджетном секторе, правоохранительных структурах и частных структурах обеспечения безопасности, бухгалтерии. Как указано в «Стратегии роста», резерв составляет не менее 10 млн человек. Именно за счет такого резерва и можно решить проблему якобы «дефицита» трудовых ресурсов.

В Институте экономики роста пояснили, что разногласия по поводу рабочей силы – то ли дефицит, то ли избыток – связаны с различиями в мировоззрении спорящих сторон. Можно на рынке труда замечать только одну тенденцию – общее старение, уменьшение трудоспособного населения, и потому предлагать в качестве рецепта исключительно повышение пенсионного возраста. А можно смотреть на структуру рынка и создавать условия для появления высокопроизводительных рабочих мест, указывают в институте.

Как поясняют авторы «Стратегии роста», с такой структурой рынка, как сейчас, нам не удастся достичь производительности труда на уровне Запада: «Ее надо менять – вот вам и трудовые резервы. А если при этом на деле, а не на словах обеспечить условия для развития настоящего, живого, реального, производящего бизнеса, то найдутся и рабочие места для высвободившихся трудовых ресурсов».

К слову, помощник президента Андрей Белоусов ранее тоже предупреждал, что повышение пенсионного возраста в перспективе создаст избыток рабочей силы.

Это не единственные разногласия, которые есть внутри правительства и экспертного сообщества. Еще один пример – заочный спор между Минфином и Счетной палатой по поводу того, растет или сокращается в стране теневой сектор. Велись дискуссии и по поводу загрузки производственных мощностей в стране: одни считали ее недостаточной, другие чрезмерной.

Когда в различных экономических программах нестыковки касаются уже базовых фактов, это наводит на мысль, что в основе таких споров прежде всего лежат идеологические установки. Создается впечатление, что спорящие стороны стремятся не столько зафиксировать реальное положение дел и предложить решение существующих проблем, сколько подогнать факты под выгодную им концепцию.

При этом некоторые спорящие стороны на основе, как выясняется, сомнительных или по крайней мере вовсе не однозначных фактов начинают лоббировать реформы, от которых будет зависеть жизнь многих людей. Например, начинают продвигать повышение пенсионного возраста. Или внедрять фискальный маневр, предполагающий изменение ставок налога на добавленную стоимость и социальных взносов по схеме «22/22».

Хотя, как замечает директор Института актуальной экономики Никита Исаев, даже одни и те же цифры можно интерпретировать по-разному – отсюда такие перекосы. «Каждый экспертный центр находит факты и данные, обосновывающие его позицию, и, как ни странно, возможны противоположные выводы с использованием одних и тех же данных», – говорит руководитель отраслевого отделения «Деловой России» Сергей Варламов.

Если брать конкретный пример с дефицитом или переизбытком рабочей силы, то, по мнению Исаева, в данном споре ошибаются обе стороны. Потому что, как он считает, смена места работы некоторого количества людей не решит проблемы пенсионного обеспечения, но и повышать пенсионный возраст во время кризиса тоже рискованно. Тут нужно принимать взвешенное решение.

«Я соглашусь, что в России переизбыток именно неэффективно занятых рабочих рук, в том числе государственных и муниципальных служащих. Однако едва ли за счет этого ресурса можно решить проблему недостатка рабочей силы в других сферах (например, квалифицированные рабочие специальности). Бывшие государственные служащие нечасто становятся синими воротничками», – замечает Варламов.

Никита Исаев обращает внимание на еще одну очень важную нестыковку: «Минэкономразвития, Центробанк уже вовсю трубят об окончании кризиса, хоть на самом деле это не так. А никаких программ по выходу из сложившейся экономической ситуации до сих пор нет».

Источник: http://www.ng.ru

Предыдущая запись Бизнес-омбудсмен Борис Титов обсудил с послами Евросоюза «Стратегию Роста»
Следующая запись «Сильный рубль не является препятствием для развития импортозамещения»

Вам также будет интересно