Профицит ликвидности – чем раньше, тем лучше
17.11.2016 1500 Просмотров

Профицит ликвидности – чем раньше, тем лучше

Если послушать, что говорят околоправительственные эксперты о дефиците и профиците ликвидности, может создаться впечатление, что профицит ликвидности – это что-то ужасное. На самом деле в последние полтора десятилетия профицит ликвидности был явным признаком здорового экономического роста. И, наоборот, дефицит ликвидности всегда сопровождался либо замедлением, либо падением экономики

По одёжке: профицит ликвидности – «чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй»

Чем лучше идут дела в экономике, тем всё чаще мы слышим от экспертов тревожные прогнозы грядущего профицита ликвидности. Одно из самых свежих высказываний по теме сделала Екатерина Трофимова, руководитель недавно созданного российского рейтингового агентства АКРА: «Нарастающая избыточность ликвидности, в частности, которая носит форму и профицита операций с Центральным Банком не является здоровым явлением, оказывает негативное влияние и на прибыль банков, и на общую динамику их финансовых показателей».

И она не одинока. Чего стоят, например, такие цитаты и заголовки:
  • «Профицит ликвидности в банковском секторе может спровоцировать образование«пузыря» на рынке ипотеки, рассказал журналистам замминистра экономического развития Алексей Ведев».
  • «ЦБ: профицит ликвидности усложняет борьбу с инфляцией» (vestifinance.ru)
  • «АРБР: профицит ликвидности — новая угроза банкам» (vestifinance.ru)
  • «Профицит ликвидности в российской банковской системе искусственно создан безумной экономической политикой ЦБ» (Сергей Глазьев, советник Президента РФ, Лента.ру)
  • «Опасные деньги: чем грозит рублю профицит ликвидности у банков» (РБК)

Высказывалась подобным образом на тему профицита ликвидности и председатель ЦБ Эльвира Набиуллина.

  • «Профицит ликвидности может спровоцировать чрезмерный интерес банков к рискованному кредитованию» (цитата по сообщению Финмаркет.ру)
  • «…Для уменьшения структурного профицита ликвидности надо, чтобы Минфин опять начал накапливать фонды, иначе профицит будет сохраняться» (цитата по сообщению РИА НОВОСТИ)

Во всех этих заголовках и цитатах профицит ликвидности предстаёт как некая проблема, которую надо решать. Создаётся впечатление, что профицит ликвидности — это признак нездоровых явлений в экономике, а дефицит ликвидности – признак здорового роста. Но если обратиться к фактам, мы увидим, что на самом деле всё происходит с точностью до наоборот.

По уму: профицит ликвидности – признак здорового роста экономики

Для начала попробуем объяснить простому человеку, что такое профицит ликвидности. Аналогом могут служить взаимоотношения человека с банком. Если человек является вкладчиком (человек размещает в банке депозит = банк должен человеку), то вполне корректно сказать, что у этого человека налицо профицит ликвидности. Если же человек – заёмщик (взял в банке кредит = должен банку), то это свидетельство дефицита ликвидности у данного конкретного человека. Уже одного этого сравнения достаточно, чтобы понять, что «профицит» вполне может быть не злом, а благом. Ведь любому из нас гораздо лучше иметь запас прочности в виде депозита в банке, чем быть «в долгах как в шелках», будучи обременённым невыплаченным кредитом.

Центральный банк часто называют «банком банков». Используя приведённую выше аналогию,  мы можем сказать, что профицит ликвидности — это ситуация, когда банки кладут денег на депозиты в ЦБ больше, чем берут у ЦБ в долг. И, наоборот, дефицит ликвидности возникает, когда банки должны Центробанку больше, чем положили в ЦБ на депозиты.

Способов обнаружить признаки профицита ликвидности множество. Их можно увидеть, например, в соотношении ставок на рынке межбанковского кредитования и ставок ЦБ (об этом мы поговорим далее). Можно и напрямую обратиться к статистике, которую публикует наш Центральный банк.

Любой желающий может зайти на сайт ЦБ и в «Обзоре банковского сектора» на этой странице найти таблицу «Динамические ряды…», которая содержит данные о рублёвых депозитах банков в ЦБ (лист «Активы в рублях», строка 2 – «Счета в Банке России…») и о размере долга банков перед ЦБ (лист «Пассивы в рублях», строка 2 – «… средства, полученные кредитными организациями от Банка России»). Имея эти данные, несложно подсчитать размер профицита (или дефицита) ликвидности (в данном случае речь идет о рублёвой ликвидности). Если упомянутый выше «актив» больше такого же «пассива», то это ситуация профицита ликвидности. Если «актив» меньше «пассива», то это ситуация дефицита ликвидности.

Построив диаграмму, мы увидим удивительную картину: профицит ликвидности  наблюдался во времена здорового роста экономики. И наоборот, дефицит ликвидности означал падение экономики или, как минимум, серьёзное замедление темпов экономического роста (график 1).

График 1. Профицит рублёвой ликвидности сопровождается здоровым ростом экономики. g1.jpg Источник: данные ЦБ, расчёты С. Блинова. Положение зелёной линии выше красной означает профицит рублёвой ликвидности в банках

График 1. Профицит рублёвой ликвидности сопровождается здоровым ростом экономики.
ИСТОЧНИК: ДАННЫЕ ЦБ, РАСЧЁТЫ С. БЛИНОВА. ПОЛОЖЕНИЕ ЗЕЛЁНОЙ ЛИНИИ ВЫШЕ КРАСНОЙ ОЗНАЧАЕТ ПРОФИЦИТ РУБЛЁВОЙ ЛИКВИДНОСТИ В БАНКАХ

На графике можно чётко выделить 5 периодов.

Первый период – первые три квартала 2008 года. В 2008 году профицит ликвидности наблюдался вплоть до ноября. Напомню, что в первые три квартала 2008 года ВВП России рост темпами, которым сейчас позавидовал бы даже Китай: в среднем на 7,8% в годовом выражении.

Второй период – конец 2008-го и весь 2009 год. Затем с ноября 2008 года возник дефицит ликвидности, продолжавшийся более года. И, удивительное дело, ВВП начал падать в 4 квартале 2008 года (-1,3%), ровно в тот момент, когда образовался дефицит ликвидности. Продолжалось это падение ровно 5 кварталов, в точном соответствии с периодом дефицита ликвидности.

Третий период – 2010 и 2011 годы. Ситуация профицита ликвидности с начала 2010 года сопровождалась ростом ВВП. В 2010 году, напомню, ВВП вырос на 4,5%. К концу 2011 года профицит ликвидности уменьшился и ВВП вырос чуть скромнее, на 4,3%.

Четвёртый период – 2012 – 2015 годы. В 2012 году возникла ситуация дефицита ликвидности. В полном соответствии с выявленной нами закономерностью  проблемы в экономике начали нарастать. Темп роста ВВП замедлился до 3,4%, в конце года было зафиксировано падение объёмов перевозки грузов РЖД. Начались проблемы на рынках некоторых инвестиционных товаров. Например, рынок тяжелых грузовых автомобилей стал падать в сентябре 2012 года и это падение продолжалось и в 2013-2015 годах. Замедление темпов роста ВВП продолжилось и в 2013 (до 1,3%), и в 2014 годах (до 0,6%). А в 2015 году российская экономика испытала рецессию, ВВП упал на 3,7%. И всё это происходило на фоне нарастающего дефицита ликвидности.

Пятый период – с 2016 года. В 2016 году, впервые за несколько лет, создались условия для возникновения профицита ликвидности. И это не замедлило благотворно сказаться на экономической ситуации. Такого падения ВВП, как в 2015 году, уже никто не ждёт, а некоторые прогнозы говорят о возможности роста ВВП уже в 4 квартале 2016 года. Такие индикаторы экономической активности, как перевозки грузов РЖД, спрос на тяжёлые грузовики, уже показывают рост. Рассмотренная нами статистика позволяет сделать вполне логичное предположение: профицит ликвидности – это вовсе не «страшный зверь», а благо для экономики России.

Проверяем на ставках

Возникает справедливый вопрос: а какова была ситуация с профицитом/дефицитом ликвидности с 2000 по 2008 годы, когда в России наблюдался бурный экономический рост? Предположим, что наша гипотеза о благотворном влиянии профицита ликвидности на экономику верна. Тогда мы должны и в 2000-2008 годы наблюдать профицит ликвидности. Но наблюдался ли тогда профицит ликвидности?

Рассмотренная нами выше статистика доступна на сайте ЦБ только с 2008 года. Но мы можем выявить профицит ликвидности не прямо, а по косвенным признакам, а именно, по соотношению ставок ЦБ и ставок межбанковского рынка. Когда у банков много денег даже без кредитов Центробанка (профицит ликвидности), ставки межбанковского кредитования, по логике, должны быть меньше ставок ЦБ. И, наоборот, если возникают проблемы с ликвидностью, а банки при этом не могут (или не хотят) кредитовать друг друга, то ставки межбанковского кредитования резко возрастают и становятся выше ставок Центробанка.

На сайте ЦБ доступна статистика ставок межбанковского кредитования (MIBOR) с 2000 года. Эти ставки в сравнении со ставками ЦБ приведены на графике 2.

График 2. Ставки межбанковского кредитования находились ниже ставок Центробанка в 2000-2008 годах, что является верным признаком профицита ликвидности … и здорового роста экономики. p2.jpg Источник: данные ЦБ, расчёты С. Блинова. Ставка ЦБ: до 2011 год – ставка рефинансирования; 2011-2013 – ставка по аукционам РЕПО 1-6 дней (аналог будущей ключевой); с 2013 года – ключевая ставка.

График 2. Ставки межбанковского кредитования находились ниже ставок Центробанка в 2000-2008 годах, что является верным признаком профицита ликвидности … и здорового роста экономики.
ИСТОЧНИК: ДАННЫЕ ЦБ, РАСЧЁТЫ С. БЛИНОВА. СТАВКА ЦБ: ДО 2011 ГОД – СТАВКА РЕФИНАНСИРОВАНИЯ; 2011-2013 – СТАВКА ПО АУКЦИОНАМ РЕПО 1-6 ДНЕЙ (АНАЛОГ БУДУЩЕЙ КЛЮЧЕВОЙ); С 2013 ГОДА – КЛЮЧЕВАЯ СТАВКА.

Если рассчитать разность между ставками ЦБ и ставками межбанковского кредитования, то мы увидим ещё более наглядную картину, в которой кризисные явления в российской экономике явно видны (график 3)

График 3. Как только возникала ситуация дефицита ликвидности, ставки ЦБ становились ниже ставок межбанковского кредитования, а в экономике начинали нарастать кризисные явления. g3.jpg Источник: данные ЦБ, расчёты С. Блинова. В сравнении использовалась ставка MIBOR 1-3 мес.

График 3. Как только возникала ситуация дефицита ликвидности, ставки ЦБ становились ниже ставок межбанковского кредитования, а в экономике начинали нарастать кризисные явления.
ИСТОЧНИК: ДАННЫЕ ЦБ, РАСЧЁТЫ С. БЛИНОВА. В СРАВНЕНИИ ИСПОЛЬЗОВАЛАСЬ СТАВКА MIBOR 1-3 МЕС.

Итак, экономическая история России за последние 17 лет наглядно подтверждает, что профицит ликвидности вовсе не негативное явление, а, наоборот, чёткий признак здорового роста экономики.

Некоторые выводы

Экономическая история подсказывает, что бороться с профицитом ликвидности не надо. Более того, чем раньше возникнет профицит, тем лучше. Но из сказанного можно сделать и некоторые более конкретные выводы, касающиеся экономической политики.

Вывод первый, главный: значение ставки ЦБ для экономического роста сильно преувеличено. Как видно из графика 2, рост экономики может происходить и при высоких ставках ЦБ, если при этом не ощущается дефицит денег. И наоборот, если ставки ЦБ относительно низки, но в финансовой системе ощущается денежный голод, то о росте экономики можно забыть.

Например, ставки ЦБ в 2009 году (13%) были значительно ниже, чем в 2000-м (до 28%) или 2001-м (25%) годах. Но из-за дефицита ликвидности в 2009 году экономика падала даже при сравнительно невысокой ставке ЦБ в 13%. Падение ВВП в России составило минус 7,8%, больше, чем в какой-либо другой стране из «Большой двадцатки». А в 2000-м экономика росла с темпом +10%, что было даже выше роста, показанного в тот год экономикой Китая. И это несмотря на высокие ставки ЦБ (25-28%)

Можно продолжить нашу аналогию и объяснить это простым языком. Если человек зарабатывает достаточно денег и доходы его растут, позволяя не только удовлетворять текущие нужды, но даже делать накопления, то ему безразлично, по какой ставке банки дают сейчас кредиты. Его больше будут интересовать проценты по депозитам.

Вывод второй, парадоксальный: ЦБ может быстрее создать условия для роста экономики, если будет озабочен не снижением ставки, а созданием условий для профицита ликвидности. И инструменты для этого у ЦБ имеются в избытке. Один из самых простых для ЦБ способов – не давать деньги банкам в долг под залог активов, а выкупать определённые активы (самый простой вариант – валюту) на рынке за рубли. Судя по приведённой ниже цитате, ЦБ знает о такой возможности, но, видимо, недооценивает важность проведения такой политики.

«Они [банки] всячески нас призывают увеличивать денежное предложение не с помощью процентных инструментов, а снижать норму резервов, увеличивать интервенции, покупать у них золото, все что угодно, или покупать активы на безвозвратной основе — корпоративные бумаги. Не реповать ОФЗ, а покупать ОФЗ» (из интервью агентству «Рейтер» Дмитрия Тулина, заместителя председателя ЦБ, на тот момент ответственного за денежно-кредитную политику).

О возможностях Минфина

Третий вывод касается возможностей Минфина. Expert-online уже отмечал, что спусковым крючком для нынешнего кризиса в России послужили действия Минфина, начатые ещё в 2011 году, когда его возглавлял Алексей Кудрин. За неполных 2 года Минфин тогда изъял из экономики более 3 триллионов рублей (см. «Текущий кризис, его причины и необходимые меры»). ЦБ в то же самое время дал банкам аналогичную сумму в долг. По сути эта двойная операция и привела к дефициту ликвидности. Из системы изъяли деньги, но «добродушно» дали денег в долг.

Надо отметить, что в последние полтора-два года Минфин, во главе с Антоном Силуановым, реабилитировался. Именно благодаря действиям Министерства финансов дефицит ликвидности резко сократился. Но сейчас темпы влияния Минфина на ликвидность банковского сектора несколько замедлились (график 4).

График 4. С начала 2015 года ЦБ пытается изымать у банков ликвидность, добавляемую Минфином. Темпы влияния Минфина на ликвидность банковского сектора с весны 2016 года несколько замедлились g4.jpg Источник: данные ЦБ, расчёты С.Блинова.

График 4. С начала 2015 года ЦБ пытается изымать у банков ликвидность, добавляемую Минфином. Темпы влияния Минфина на ликвидность банковского сектора с весны 2016 года несколько замедлились
ИСТОЧНИК: ДАННЫЕ ЦБ, РАСЧЁТЫ С.БЛИНОВА.

Возможности Минфина в области денежно-кредитной политики меньше, чем у ЦБ. Но он может увеличить своё влияние на ликвидность банковского сектора, если будет использовать приём, возможность которого в экспертной дискуссии практически не обсуждается. Суть приёма в том, что Минфин может активизировать заимствования, но затем использовать полученные деньги не на расходы бюджета, а на приобретение активов.

Самым простым инструментом такого рода мог бы стать выпуск рублёвых облигаций, номинал которых привязан к одной из международных валют. А на полученные в результате продажи облигаций можно было бы скупать эту же валюту на рынке.

В этом случае долг правительства практически оставался бы неизменным, так как прирост задолженности полностью компенсировался бы приростом резервов. Но при этом возник бы тот самый профицит ликвидности, означающий, что денежный голод в экономике утолён. И отклик экономики в виде уверенного роста не заставил бы себя ждать.

Сергей Блинов

Источник: http://expert.ru

Предыдущая запись Столыпинский клуб тянется к золоту
Следующая запись Бюджет «застоя» или бюджет роста?

Вам также будет интересно