Из кризиса – в новую стабильность
26.05.2016 676 Просмотров

Из кризиса – в новую стабильность

Кремль готовит новую стратегию для России до 2025 года. Она придет на смену президентским майским указам от 2012 года и будет включать новые реформы – от здравоохранения до госуправления. Работать над стратегией будут на площадке президиума президентского Экономического совета «в течение года – полутора лет, если потребуется». Но прежде чиновникам предстоит найти пути выхода из сегодняшнего кризиса. Президент одновременно заявляет о стабилизации российской экономики и призывает искать «новые источники роста».

Россия не должна останавливаться на майских указах президента от 2012 года. Уже сегодня нужно наметить новые ключевые ориентиры экономической политики до 2025 года. Об этом объявил на вчерашнем заседании президиума Экономического совета Владимир Путин.

Названный срок – 2025 год – это, судя по всему, программа-минимум, так как правительству и экономистам предстоит также сформулировать Стратегию-2030. В частности, с подготовкой именно этой стратегии ранее решил синхронизировать свои концептуальные разработки Алексей Кудрин, назначенный заместителем председателя Экономического совета при президенте.

Президиум этого совета и должен стать площадкой для нового стратегического планирования. Владимир Путин призвал вчера всех участников дискуссий отбросить идеологические разногласия, не замыкаться в рамках каких бы то ни было теоретических концепций и заняться практическими вопросами. «Никакой монополии на истину в экономической дискуссии быть не должно», – сказал президент.

Иначе говоря, столыпинцы во главе с Сергеем Глазьевым и Борисом Титовым с одной стороны и кудринцы – с другой должны объединить свои усилия по построению очередного светлого будущего. «Новый облик социальной сферы: здравоохранения, образования, системы ЖКХ… Технологическое обновление национальной экономики и улучшение делового климата. Совершенствование системы государственного управления» – такие темы для предстоящих дискуссий перечислил вчера президент. По его словам, Экономический совет будет регулярно встречаться для обсуждения этих тем в течение ближайших года – полутора лет, «если потребуется».

В повестке вчерашнего заседания было также выступление бизнес-омбудсмена Бориса Титова, который должен был рассказать о программе Столыпинского клуба и возникших разногласиях с правительством.

Судя по презентации столыпинцев, первое, с чего начинается разговор о новых источниках экономического роста, – это с утверждения, что сейчас в стране системный кризис, возникший еще до падения нефтяных цен.

«Стагнация в российской экономике началась с 2012 года, а в первом квартале 2013-го темпы роста ВВП по отношению к аналогичному периоду предыдущего года сократились с 5,3 до 0,6%, что даже больше, чем падение ВВП в первом квартале 2015-го, – поясняют авторы программы «Экономика роста». – Сложившаяся ситуация «не была своевременно замечена», и планирование бюджетных обязательств… было продолжено без учета произошедшего падения темпов роста ВВП».

Дальнейшие события лишь усугубили имеющиеся дисбалансы и спровоцировали кризис бюджетной системы. Владимир Путин, однако, на вчерашнем заседании уверил: «Большинство экспертов сходится во мнении, что российская экономика в целом стабилизировалась, адаптировалась к текущим условиям».

Но странно называть стабилизацией полную неопределенность: страна существует практически без бюджета, перспективы миллионов бюджетников туманны. Показательный пример – индексация пенсий. Имея по итогам 2015-го инфляцию около 13%, власти в 2016-м подняли пенсии лишь на 4%, пообещав обдумать потом доиндексацию. Как уточнила вчера в интервью РИА Новости глава Счетной палаты Татьяна Голикова, обсуждать доиндексацию пенсий пока рано: чтобы судить о бюджетных доходах и дефиците, нужно дождаться данных об исполнении федерального бюджета за первые пять месяцев этого года.

	Источник: материалы Столыпинского клуба, из программы «Экономика роста»
Источник: материалы Столыпинского клуба, из программы «Экономика роста»

Обсуждать новый облик социальной сферы, технологические новации и прочие приятные темы, конечно, можно. Но в условиях экономического спада и бюджетного кризиса это занятие  может оказаться бесполезным. Что признает и президент: «Если мы не найдем новых источников роста, то динамика ВВП будет находиться около нулевой отметки. Тогда наши возможности в социальной сфере, в области национальной обороны и безопасности… будут существенно ниже того, что нам с вами нужно для полноценного развития страны».

Показательно, что согласия относительно путей выхода из кризиса в правительстве и экспертном сообществе не было и нет. Одно из доказательств принципиальной разности позиций – это так называемая таблица разногласий (есть в распоряжении «НГ») между столыпинцами и монетаристами в Центробанке (ЦБ) и правительстве. Разногласия касаются ключевых вопросов – денежно-кредитной, валютной, бюджетной, промышленной политики.

В комментариях членов Столыпинского клуба отмечается: «Рост ставок на кредиты со стороны ЦБ вынуждает банки увеличивать ставки для реального сектора, в результате чего ряд проектов, рентабельных для своей отрасли, становятся финансово неинтересными для банков… Возможность кредитования остается только у отдельных отраслей, имеющих уровень рентабельности значительно выше среднего по экономике (обычно с коротким инвестиционным циклом). Стратегические и инфраструктурные проекты с большим инвестиционным циклом – например, автомобильная промышленность, мясное скотоводство – теряют возможность дальнейшего развития. При уровне рентабельности в 25% годовых с периодом окупаемости четыре года привлечение банковского финансирования под 15% годовых… сокращает рентабельность проекта до уровня ниже ставки по облигациям федерального займа».

Именно поэтому экономисты клуба и призывают к постепенному смягчению денежно-кредитной политики. Причем кредитное стимулирование не должно сводиться только к субсидированию процентных ставок, как это в некоторых отраслях происходит уже сейчас. «Вместо коррупционно емкого механизма субсидирования процентной ставки, создающего значительную финансовую нагрузку на бюджет, предлагается политика ЦБ по снижению банковского процента до уровня, позволяющего реальному сектору вести нормальную хозяйственную деятельность. Именно механизм субсидирования ставки – один из главных факторов, не позволяющих в течение четверти века существенно снизить стоимость банковского кредита в России», – поясняют столыпинцы.

В Минфине же, судя по таблице разногласий, уверены: банковская система сама, без всякой дополнительной помощи ЦБ, находит деньги для кредита, «высокорентабельные проекты в экономике сами по себе находят финансирование».

Столыпинцы продолжают: «Политику «сначала низкая инфляция и финансовая стабильность, потом – стимулирование роста» Банк России проводит уже 20 лет. Практика показала крайнюю неудачность этого подхода. За 20 лет не были нормализованы ни инфляция, ни процент, ни валютный курс. Финансовая система осталась одной из самых мелких в мире (69-е место по насыщенности деньгами и кредитами). Финансовый рынок остался высокоспекулятивным, в глубокой мере зависящим от нерезидентов. Указанная политика является одной из базовых причин макроэкономических неудач России».

У замдиректора департамента денежно-кредитной политики ЦБ Александра Полонского иной взгляд: «Принципиальное значение для перехода экономики к устойчивому росту имеет сохранение последовательной денежно-кредитной политики Банка России, направленной на достижение ценовой стабильности». Стоит напомнить, что в отдельные годы инфляция действительно снижалась до исторического минимума – около 6%.

Некоторые разногласия больше были похожи на формальные придирки. «Необходимо скорректировать плановый показатель высокопроизводительных рабочих мест (ВПРМ) с 20 млн до 25 млн в 2020-м», – призывает Минэкономразвития. Столыпинцы парируют: для начала надо скорректировать утвержденную методику расчета ВПРМ. Что именно считать высокопроизводительными рабочими местами – вопрос дискуссионный.

«Как будет гарантироваться макроэкономическая стабильность, непонятно», – критикуют концепцию Столыпинского клуба первый проректор Высшей школы экономики Лев Якобсон и директор Института государственного и муниципального управления ВШЭ Андрей Клименко. Но столыпинцы настаивают: «Это утопия – стабилизировать «охлаждением» сжимающуюся экономику, полностью зависящую от внешних факторов».

Некоторые независимые эксперты полагают, что идеи Титова–Глазьева рискуют остаться прописанными лишь на бумаге. «Столыпинский клуб не подразумевает работу в министерствах или ведомствах, его инициативы еще предстоит закрепить законодательно», – говорит финансовый эксперт Павел Кожевников.

«В программе клуба показаны очевидные шаги для выхода из кризиса, – добавляет Кожевников. – Подобных вариантов правительство РФ еще ни разу не предлагало». Однако, несмотря на плюсы, существует большое количество сложностей. Например, положительный эффект от реализации всех этих мер будет ощутим, как считает эксперт, через десятилетия, а в ближайшей перспективе не исключены социальные и экономические падения.

Анастасия Башкатова

Источник: www.ng.ru

Предыдущая запись Вести. Экономика: Экономсовет создает банк понимания проблем
Следующая запись Путину посоветовали, как вернуть экономику к росту

Вам также будет интересно